Menu

«Доски судьбы» как инструментарий прогнозных оценок кризисов и катастроф в развитии природы и общества

  • Автор: Super User

Свобода приходит нагая,

Бросая на сердце цветы,

И мы, с нею в ногу шагая,

Беседуем с небом на ты.

Мы, воины, строго ударим

Рукой по веселым щитам:

Да будет народ государем

Всегда, навсегда, здесь и там!

Пусть девы споют у оконца,

Меж песен о древнем походе,

О верноподданном Солнца –

Самодержавном народе.

19 апреля 1917

Велимир Хлебников (1885-1922)

 

Исследование не случайно начинается с эпиграфа стихотворения, написанного в период между двумя российскими революциями – февральской и октябрьской – абсолютно свободным в своем творчестве гениальным русским поэтом Велимиром Хлебниковым, который родился более 125 лет тому назад в Ханской ставке Малодербетовского улуса Калмыцкой степи, само пространство которой олицетворяет свободу. Кстати, генетически его жажда свободы происходит еще и от матери казачки – украинки. И вся жизнь Хлебникова прошла под покрывалом этой абсолютной свободы, которую не могли разрушить никакие исторические баталии, которых за его короткую жизнь ему пришлось пережить и осмыслить в своих творениях немало.

Человек рождается на свет не для того,чтобы в нем просто существовать и выживать, а чтобы жить полноценной свободной жизнью, которая возможна только в условиях реальной свободы в государстве, предоставляющем каждому гражданину возможности защиты своих прав и человеческого достоинства. И правовое государство, в истории человечества было создано для защиты человека от внешних и внутренних угроз, чтобы помогать ему в сложные времена кризисов и катастроф, поддерживая в трудные минуты жизни, защищая его права и требуя от него выполнения своих гражданских обязанностей. Об этом писали еще два с половиной тысячелетия тому назад, независимо друг от друга, на Древнем Востоке индийский мыслитель Каутильо в трактате “Артхашастра” и на Древнем античном Западе греческий мыслитель Платон в трактате “Государство” [1].

Этот период середины последнего тысячелетия до новой эры, когда в Китае  создавали свои философские труды Конфуций и Лао-цзы, а в античном мире еще и учитель Платона Сократ и ученик - Аристотель, длиной почти в полтысячелетия, явно выделялся в человеческой креативной истории. Уже в середине ХХ века немецкий философ и психолог Карл Ясперс в своей знаменитой работе “Истоки истории и ее цель” (1948) определил его “осевым временем истории” [2], т.е. временем расцвета философии и культуры человеческой цивилизации в условиях определенной свободы, которую получили граждане, достигнув вершин творческого состояния акме.

Таким образом, характеризуя общие черты того или другого общества, одним из основных его признаков следует признать именно уровень свободы его граждан. И, как заметил мой земляк – киевлянин, выдающийся мыслитель первой половины ХХ в. – автор «Смысла творчества» и «Философи свободы» Николай Бердяев, «свобода – это не только осознанная, но и преодоленная необходимость» [3]. Именно возможности ее преодоления определяют меру сжатия или расслабления “общественной атмосферы”, т.е. то состояние социума, когда власть предоставляет своим гражданам условия для “свободного дыхания” и креативной (творческой) деятельности каждой личности. Или, наоборот, каждый шаг гражданина находится под “неусыпным оком” созданной властью  системы, в которой существуют органы максимального покорения воли человека путем тотального давления на него, вплоть до физического уничтожения, на чем и держался советский режим. С блеском описан такой тоталитаризм в антиутопиях “Мы” Евгения Замятина, “1984”  Джорджа Оруэлла и “Этот замечательный новый мир” Олдоса Хаксли.

И путь к свободе (противоположный путь, с описанием, рабовладельческого, в сущности, устройства в бывшем СССР, характеризует “Дорога к рабству” - так называется работа выдающегося австрийского ученого-экономиста Фридриха Августа фон Хайека, лауреата нобелевской премии в области экономики 1974 г., кстати, написавшего и “Конституцию свободы”[4]), вначале прокладывался в обществе либеральными идеями. Их обобщение в экономическом либерализме и сделали величайшие его представители  в ХХ столетии Ф. Хайек вместе со своим учителем Людвигом фон Мизесом.

Дефиниция "либерализм", которая является производной от латинского слова "liber", что означает "свободный", сперва относилась именно к философии свободы. В 1927 г. выдающийся мыслитель XX столетия и главный идеолог экономического либерализма австрийской школы политической экономии Л. Мизес во вступлении к своей ранней работе “Либерализм в классической традиции” писал: “Философы, социологи и экономисты XVIII и начала XIX вв. сформулировали политическую программу, служившую руководством для социально-экономической политики сначала в Англии и Соединенных Штатах, затем на европейском континенте и, наконец, в остальных частях населенного мира. В полной мере эта программа не была реализована нигде. Даже в Англии, которую называли родиной либерализма и образцом либеральной страны, сторонникам либеральной политики никогда не удавалось воплотить все свои требования. В остальном мире на вооружение брались только отдельные части либеральной программы, в то время как другие, не менее важные, либо отвергались с самого начала, либо от них отказывались через короткий промежуток времени. Лишь с некоторой натяжкой можно сказать, что мир когда-либо пережил либеральную эпоху. Либерализму так и не позволили воплотиться полностью. Тем не менее, каким бы кратковременным и ограниченным не было господство либеральных идей, этого оказалось достаточно, чтобы изменить облик мира. Произошел взрыв экономического развития. Освобождение производительной силы человека многократно преумножило средства существования. <...> Процветание, созданное либерализмом, значительно снизило детскую смертность, безжалостный бич более ранних эпох, и в результате улучшения условий жизни увеличило ее среднюю продолжительность” [5].

Еще 22 октября 2007 года на международной конференции «Украина и Россия в политическом пространстве единой Европы» мною был прочитан доклад «Взаимопомощь народов Украины и России в преодолении глобальных катастроф и перспектива реверсивных циклов «сжатия» - «расслабления» социально-политических систем стран СНГ на постсоветском пространстве», который опубликован в ее материалах [6]. Конференция была организована совместно с Региональным представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Украине и Белоруссии Национальным институтом проблем международной безопасности (НИПМБ) Украины СНБОУ (ликвидирован указом нового президента Украины, который его подписал вечером в страстную пятницу, накануне светлого праздника Пасхи 2010 г.), где я тогда работал.

Этот доклад начинался с изложения того факта, что современник Хлебникова - выдающийся российский мыслитель князь Петр Кропоткин, которого мы больше знаем как главного теоретика анархизма, в самом конце ХІХ века написал уникальную книгу «Взаимная помощь как фактор эволюции» [7]. В ней он показал, что наряду с борьбой за выживание путем устранения слабых особей сильнейшими их представителями, описанной в теории эволюции ЧарльзомДарвиным[8], многие биологические виды в природе выжили как раз за счет взаимопомощи. Впервые сокращенный вариант этой работы был опубликован на болгарском языке в 1900 году. Полностью эта книга вышла в 1902 г. на английском языке в Лондоне и Нью-Йорке. На русском языке ее впервые опубликовали в 1904 г. в переводе М.Д. Орехова, затем дважды она переиздавалась в 1907 г. и наконец в 1919 г., накануне смерти П.А. Кропоткина, она была трижды переиздана в Петрограде и Москве под названием «Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса». Вот именно этот двигатель прогресса мы и должны включить в нашем украинско-российском сотрудничестве на пути преодоления кризисов и катастроф. 

Почти 15 лет тому назад, когда только созданный НИПМБ еще назывался Национальным институтом украинско-российских отношений (НИУРО) СНБОУ, вышло первое его печатное издание. Им стал научный сборник «Украинско-российские отношения: гуманитарное измерение». В нем была помещена наша с Анатолием Гуцалом статья «Космопланетарные идеи в творчестве мыслителей Украины и России» [9]. В ней утверждалось, что мировая «космопланетарная мысль активно зарождалась и развивалась на оси Киев-Москва». И действительно, в России два гениальных друга – Николай Кондратьев и Питирим Сорокин своими учителями имели не менее гениальных украинских ученых мирового уровня – экономиста Михаила Туган-Барановского и социолога Максима Ковалевского, имя которого носит сейчас Социологическое общество РФ. Туган-Барановский, по сути первым в мире, создал теорию социально-экономических кризисов, а его ученик Кондратьев, рассматривая их как закономерную фазу цикла, в начале 20-х годов ХХ века открыл большие циклы  конъюнктуры.  

Мой доклад в 2007 г. вызвал неприкрытый интерес у известного российского политика Бориса Немцова, который на конференции сидел за круглым столом прямо против меня. Бывший вице-премьер, при правлении давно ушедшего в иной мир первого президента РФ Бориса Ельцина, в правительстве недавно ушедшего от нас Виктора Черномырдина, проработавшего много лет послом России в Украине, Борис Немцов после моего выступления поблагодарил меня за те перспективы и надежду, которые дали ему мои циклы общественного развития России. Я хорошо помню его слова, когда он сказал: «Я думал, что после президентских выборов 2012 года мы на 12 лет можем оказаться под гнетом тоталитаризма Владимира Путина. Но исходя из циклов Питирима Сорокина, которые описаны Вами для нашего времени, появляется надежда на довольно скорые изменения в политической жизни России». 15 декабря 2011 г., в интервью украинской газете «День», выдающийся российский историк и политический деятель времен горбачевской «перестройки в СССР» Юрий Афанасьев охарактеризовал новый Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России следующим образом: «И получится, или может получиться, или начинает получаться, что новое образование объединяет уже казахский султанат, белорусскую диктатуру и русский тоталитаризм». А протестные события конца 2011 г. во всех трех странах, с человеческими жертвами в Казахстане, по своему  характеру очень напоминают события конца 80-х годов ХХ в. в еще советских республиках.Тогда события начались именно в Казахской ССР, когда казаха Кунаева на посту первого секретаря ЦК КПК сменил русский Колбин. Уже 11 января 2012 г. известный  олигарх Борис Березовский, который был и секретарем Совета национальной безопасности России, а в 2000 г. помог Владимиру Путину стать президентом РФ, сделал прогноз, что «до мая 2012 года в России "сметут путинский режим", а после этого президент Украины Виктор Янукович продержится при власти не более полугода». Этот прогноз он высказал в интервью изданию Weekly.ua.

Провозгласивший более четверти века тому назад в Советском Союзе «перестройку» первый и последний его президент Михаил Горбачев, еще в начале ХХI века обратил внимание на мировые тенденции поворота к автократии:

Наметилась еще одна тенденция, которая, откровенно говоря, меня шокировала. В 2000 году на Всемирной конференции политологов в Квебеке единодушно констатировали, что в странах, которые за последнюю четверть столетия освободились от тоталитарных режимов, сначала состоялся всплеск демократии (причем процессы демократизации, в сущности, охватили все континенты), а потом пошла мощная волна “отката” и снова возродился острый спрос на тоталитарных лидеров. Даже в Австрии и Франции, не говоря уже о других. И волна эта оказалась настолько сильной, что политологи сделали такой неутешительный прогноз: не исключено, что ХХІ столетие станет веком авторитаризма. В целом, глобализация хорошенько “тряхнула” всех. А на постсоветском пространстве - еще и вдвойне”.

Правда, в ответах на вопросы корреспондента украинской газеты «Зеркало недели»: “Не следует ли понимать ваши слова так, что Россия тяготеет к авторитаризму? И что вы в этом контексте думаете об Украине?”, Михаил Горбачев, проживающий сегодня в современной РФ, кажется, был  тогда не до конца откровенен: “В России и Украине однозначно не будет авторитарного порядка. Но то, что будет переходной период, осложненный влиянием глобальных разногласий, это факт. Нам придется прибегать к авторитарным методам – этого не избежать. И это уже наблюдается” [10]. Сегодня мы слышим и куда более смелые оценки и заявления Михаила Горбачева в отношении нынешней довольно сложной социально-политической ситуации в России.

Более двадцати лет тому назад мною был сделан прогноз, построенный на основе развития социально-политических циклов колебаний общества в соответствии с социальным законом флуктуаций от тоталитаризма к свободе Питирима Сорокина, впервые в ХХ веке обратившего внимание и на открытые еще Конфуцием социальные циклы длиной в 3, 9, 18, 27, 30 лет [11]. Данные циклы, в основном, присутствуют и по расчетах по «основному закону времени» Велимира Хлебникова. В сущности его циклы совпали с определенными нами для тогда еще советского, а вот уже более 20 лет - постсоветского пространства, 30-летними социально-политическими циклами, имеющими физический механизм 18-летних тоталитарных “сжатий” и 9-летних демократических “расслаблений” с 3-летним переходным “патовым” периодом борьбы за власть [12]. Согласно этому прогнозу, начавшийся после 3-летнего переходного “патового” периода борьбы за власть Андропова и Кириленко в 1982-1985 гг. период 9-летнего демократического “расслабления” - «горбачевской перестройки», должен был закончиться в 1994 году. И действительно, хотя Горбачев уже 3 года как был устранен от президентства в несуществующем СССР, после его распада в 1991 г., именно в 1994 г. ко власти в Белоруссии пришел Александр Лукашенко, а в Украине - Леонид Кучма. В России же - «очень демократичный» Борис Ельцин, после расстрела парламента в конце 1993 года, развязал первую Чеченскую войну уже в конце 1994 года, а еще более «демократичный» Нурсалтан Назарбаев в том же 1994 году разогнал казахский парламент. Заканчивается этот 18-летний период «сжатия» в нынешнем 2012 году. Поэтому вполне возможно, что именно в 2012-2015 гг. трехлетнего «патового» периода всемирной борьбы за власть на Земле, который вытекает из социально-политических циклов колебаний между демократией и тоталитаризмом Питирима Сорокина, и состоятся серьезные изменения в политической жизни планеты. Эти циклы уточнены нами для постсоветского пространства, где осуществятся ожидаемые человечеством общественные перемены, сопровождаемые, к сожалению, еще и природными катаклизмами. Недавние прошлогодняя природно-техногенная катастрофа в Японии 11 марта и события в арабских странах, которые начались также весной 2011 г. и продолжаются сегодня, в какой-то мере, это подтверждают. Ведь по хлебниковскому «основному закону времени» 3 nдней составляют 18 лет «сжатия» без 13 дней при n = 9, а 9 лет «расслабления» вместе с 3-летним переходным “патовым” периодом борьбы за власть составляют 12 лет, которые соответствуют (3 n + 3 n) дней без 9 дней при n = 8. Сумма 18 лет «сжатия»  и 9 лет «расслабления» и дает 27 лет, а добавленные 3 года переходного патового периода и формируют 30-летний цикл «сжатий» и «расслаблений» общественной системы. В свою очередь, 3 года переходного патового периода приближаются к 2 n  при n = 10.

Последние события в России, Украине, Казахстане и Белоруссии накануне и в начале високосного 2012 года подтверждают этот цикл именно для постсоветского пространства. Отметим что и на 1989-1991 гг. крайней политической и экономической нестабильности в странах «социалистического лагеря», включая республики СССР, и на ближайшие три года (2012-2014 гг.) припадают пики 22-летнего (двойного 11-летнего цикла Швабе-Вольфа, открытого немецким ученым Швабе и уточненного с 10 до 11 лет австрийским астрономом Вольфом еще в середине ХIХ в.) цикла солнечной активности Гневышева-Оля (открытого в 60-е гг. ХХ века в Кисловодской обсерватории Гневышевым и Олем), в пике которого, к сожалению, активизируются и природные катастрофы. Еще в первой половине ХХ столетия много интересного и поучительного для человечества о влиянии циклов Швабе-Вольфа на социум написал выдающийся российский ученый гелио-социо-биофизик Александр Чижевский [13].

Поэтому так необходима максимальная консолидация всех здоровых сил в обществе всех стран, которым действительно дороги идеалы цивилизованного человечества и которые могут поставить общественные интересы выше своих личных. 2015 год стал рубежным в космоархеологической теории циклов украинского ученого Николая Чмыхова [14].  Основная особенность концепции Чмыхова заключается  в применении общесистемного подхода  к оценке нынешних и прогнозу будущих природных и общественных потрясений. Такая системность лучше всего отражаается в сформированном Николаем Чмыховым "бессмертном законе", который говорит о наличии взаимосвязи человечества и природы, отображающейся в виде общих периодов их развития, отвечающих археологическим эпохам. Есть некая символика, когда человек покинул нас 26 апреля 1994 г. - в восьмую годовщину одной из наиболее страшных катастроф в истории человечества. Николай Чмыхов выяснил, что эпохальный период представляет 1596 лет и делится на три 532-летних этапа, на изломах которых в природе и обществе происходят важные, но не принципиальные изменения, которые лишь видоизменяют генеральную идею (духовный смысл) эпохи, не уничтожая ее. Циклы из пяти и шести 1596-летних эпох, то есть 7980 - и 9576-летние циклы, имеют для планеты принципиальное значение, потому что на изломах этих циклов происходят просто-таки грандиозные изменения в виде катаклизмов, которые разрушают все и творят вообще новую планету. Другой украинский ученый Василий Моргун [15] пошел дальше, создав матрицу прошлых и будущих природных и общественных потрясений нашей планеты, своего рода «матрицу творения». К сожалению, к одному из наиболее фундаментальных таких катаклизмов мы неуклонно, как нам бы не хотелось иного, приближаемся.

Исходя из собственных расчетов, Николай Чмыхов сделал безутешный прогноз для человечества, указывая на то, что в 2015 году нас ожидает глобальная катастрофа, которая полностью изменит жизнь общества. Василий Моргун уточняет его расчеты, разработав детерминированную временную матрицу переломных периодов в развитии человечества, назвав ее «матрицей творения». Это дает ему прогнозный инструментарий для более точного расчета временных интервалов будущих катастроф, что очень важно для возможного их предупреждения, что в свое время как раз и хотел сделать Велимир Хлебников. Отменить ожидаемые катастрофы человечество не может, но в определенной мере вполне способно достойно их встретить с наименьшими потерями. Более того, ученые дают рецепты того, как нам максимально подготовиться к будущим катаклизмам. Николай Чмыхов был убежден, что для того, чтобы выжить, нашей нации необходимо в первую очередь объединиться ради преодоления общих проблем и провести модернизацию общества путем масштабных реформ. На этом акцентирует внимание и Василий Моргун в своем эпохальном труде, предлагая создать «острова выживания человечества», прежде всего в Украине да и в России, исходя из завоеваний нашей духовной культуры. Тем более, что результаты его расчетов, как бы нам не хотелось другого, неумолимо приближают человечество ко времени Апокалипсиса синхронизации этих катаклизмов с их перерастанием в масштабную глобальную катастрофу.

Как раз вскоре после ухода из жизни Николая Чмыхова, ровно через 8 лет после Чернобыльской катастрофы, в мае 1994 г. в Иокогаме прошла Всемирная конференция по природным катастрофам. Она приняла предлагавшуюся накануне, в т.ч. и им, декларацию, в которой призвала всех к тому, что борьба за уменьшение потерь от природных катастроф должна стать важным элементом государственной стратегии всех стран в достижении устойчивого развития. В этой декларации впервые прозвучал призыв к стратегии, основанной на научном прогнозировании и предупреждении катастроф. «Лучше предупредить стихийную беду, чем ликвидировать ее последствия» [16] - так записано в итоговом документе конференции, прошедшей в японском городе Иокогаме. При этом мировой опыт показывает, что расходы на прогнозирование и обеспечение готовности социума к природным катастрофическим событиям чрезвычайного характера в 15 раз меньше в сравнении с предотвращенным ущербом. Это в среднем по Земному шару, а при наших мизерных украинских или российских зарплатах – этот разрыв в затратах существенно больше и достигает двух порядков. 

С таким же названием, как данная работа, мной был прочитан доклад летом 2006 года в городе Москве на международной конференции «Доски судьбы» Велимира Хлебникова: Текст и контексты. Статьи и материалы», когда до наступления нынешнего мирового социально-экономического кризиса оставалось еще более двух лет. Целый ряд  моих публикаций 2007-2008 гг. предупреждал о наступлении глобального экономического кризиса. Более того, в аналитических записках в СНБОУ я предупреждал  украинскую власть о наступлении глобального экономического кризиса, но власти не присуще  прислушиваться к мнению ученых. Как говорит известная грубоватая народная пословица: «Пока петух в задницу не клюнет, что русский, что украинский мужик не перекрестится». Но если мужикам это простительно, то правителям, облеченным властью в силу тех обязанностей, которые на них эта власть возлагает, и отвечающим за социально-экономическое положение людей в их странах, такое непростительно

Тема внезапной гибели до этого времени благотворной и потому безопасной цивилизации доминирует во всех мифологиях и религиях, которые широко представлены в научной и художественной литературе, но интерес к ней не падает и сегодня. Религия давно предупреждала о великом дне Страшного Суда, в котором Господь нарушит существующий мир и накажет человечество, совершит расплату с ним за все, что оно натворило на Земле за время своего многотысячелетнего существования. Наука доказала, что большие планетарные катаклизмы имели место в прошлом, их частота, к сожалению, возрастает, а размах негативных последствий усиливается сегодня, а потому она не исключает усиления частоты и размера катаклизмов и дальше с перерастанием их в глобальную катастрофу уже в недалеком будущем. Поэтому сосредоточенность внимания человечества на этом сакральном вопросе религии и науки на рубеже II-III тысячелетий новой эры не вызывает удивления. Тем более что еще в январе 1900 г., т.е. в начале последнего года позапрошлого ХIХ столетия его поставил и выдающийся российский религиозный философ Владимир Соловьев, который, возможно, и сгорел от одолевших его печальных мыслей по поводу возможного угрожающего человечеству ответа на этот сакральный вопрос. В предсмертном эсхатологическом произведении "Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории", в состав которого вошла и "Краткая повесть об Антихристе", словами Сатаны, сказанными уже в будущем для современников Соловьева ХХI веке, в котором "выпало счастье" жить нам, он констатировал, что "драма-то уже давно написана до конца:

Историческая драма сыграна, и остался один эпилог".

А устами нового Христа ХХI века, описанного в повести, он говорит:

"Христос пришел раньше меня: я являюсь вторым, но ведь то, что в порядке времени является после, то по существу первое. Я прихожу последним, в конце истории именно потому, что я совершенный, окончательный спаситель. Тот Христос – мой предтеча. Его призвание было – предварить и подготовить мое явление". И в этой мысли  великий человек ХХI века будет применять к себе все, что сказано в Евангелии, во втором пришествии, объясняя это пришествие не как возвращение того же Христа, а как замещение предварительного Христа окончательным, то есть им самим" [17].

И действительно, первое десятилетие ХХI века показало нам, что он не лучше ХХ «века-волкодава», по точному определению гениального русского поэта Осипа Мандельштама. Тем  более, что в ХХ веке подтвердился и давний прогноз о гибели в нем 100 млн. человек другого гениального русского писателя, но уже прозаика Федора Достоевского.

Началось новое ХХI столетие с землетрясения в Индии в январе 2001 г., а уже 11 сентября того же года в США произошла знаковая антропогенная и техногенная катастрофа. Только после событий 11 сентября 2001 г. и началась широкомасштабная война между Христианской и Исламской цивилизациями. О возможном их столкновении накануне предупреждал выдающийся американский политолог Самюэль Хантингтон [18], хотя предтечами его были уже войны СССР в Афганистане и России в Чечне, проходившие в два последних десятилетия ХХ века. Вторая волна последней широкомасштабной войны в Исламском мире произошла уже почти через 10 лет – весной 2011 г., названной тогда «арабской весной», но ее звериный оскал мир увидел уже осенью того же года, в момент показа растерзанного толпой Каддафи.

Правда, следует подчеркнуть, что первая волна этой войны в начале нынешнего тысячелетия не дала странам НАТО, экономика которых в 2001 году находились в состоянии относительной рецессии, перейти тогда в состояние абсолютной ее рецессии, за которой и произошла бы очередная Великая депрессия. Но через 8-9 лет жюгляровского цикла, осенью 2008 г. (день Х – 15 сентября) грянул мировой экономический кризис, который не закончился и сегодня. Более того, наблюдается его вторая волна, начавшаяся в странах Еврозоны в 2011-2012 гг. В 2009 году абсолютной рецессии ВВП Украины снизился на рекордные 15%. Тогда же экономика Японии просела на 5%, ЕС – на 4%, США – на 3%, а мировая экономика, впервые со времен Великой депрессии 30-х годов ХХ века, снизила свои совокупные объемы производства и потребления более, чем на 2%.

Следует отметить, что в 1996 году я дал интервью заведующей отделом науки газеты «Киевские Ведомости» Наталье Куроленко, где исходя из теории циклов и кризисов, курс которой уже более 10 лет мною преподается в Национальном университете «Киево-Могилянская академия», был сделан прогноз, отразившейся в названии публикации: «Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать и давить … депрессиями» [19]. Это был общий взгляд на кризисные перспективы развития планеты Земля, которую тогда исходя из циклической парадигмы, ожидали мощные землетрясения, наводнения и Великая рецессия 2008-2011 гг., ставшие уже нашим прошлым за минувшие 15 лет. А прогнозный инструментарий для более точных прогнозов нашего будущего, в т.ч. уже ближайшего будущего, в виде создан в наше время Василием Моргуном, который имеет по нему и патент научного открытия.

 Пока до конца неизвестно что ждет Украину после високосного 2012 года, когда на ее территории пройдет футбольный чемпионат Евро-2012, подготовка к которому существенно подорвала государственные финансы нашей страны. Тем не менее, аналитики предрекают миллиардные убытки... Экономические ожидания от Евро-2012 могут не оправдаться, говорится в опубликованном в начале текущего года отчете аналитической группы Da Vinci AG «Ukrainian Economic Trends Forecast» с прогнозом на 2012 год. Как пояснили Корреспондент.biz эксперты, убытки от проведения чемпионата могут составить около 6-8 млрд долларов США. «Эти деньги вряд ли смогут возвратиться в экономику страны в среднесрочной перспективе», - говорится в документе. При этом аналитики приводят данные экономического развития стран с неразвитой инфраструктурой, которые принимали мероприятия подобного уровня с 2002 по 2010 год, свидетельствующие о подобной тенденции. Кроме того, в отчете подчеркивается, что проведение спортивного мероприятия подобного масштаба замедляет рост ВВП во время квартала проведения соревнований, а потом в большинстве случаев приводит к его замедлению или падению. При этом показатели роста ВВП до чемпионата всегда выше, чем показатели ВВП после него. «Полагаем, что именно такая отрицательная динамика будет характерна для Украины. Мы также ставим под сомнение позитивный имидж, а также эффект для экономики страны от проведения Евро-2012 в среднесрочной перспективе, включая и долговечность инфраструктурных приобретений страны» - говорится в отчете аналитической группы.

Еще осенью 2009 года, когда мировая экономика находилась в самой острой фазе текущего кризиса, глава Всемирного банка Роберт Зеллик заявил, что мировой экономический кризис, который начался в 2006-2007 гг. как финансовый на мировых фондовых рынках, прежде всего на рынках недвижимости, в 2008 г. перекинулся в банковский сектор. В конце 2008 г. и особенно в 2009 году кредитный кризис привел к обвалу производства и абсолютной рецессии мировой экономики. А вслед за ее падением и уменьшением налоговых поступлений в бюджеты стран усилился бюджетный и долговой кризисы. Это произошло уже в 2010-2011 гг. Особенно острым этот кризис стал в ряде стран Еврозоны – Греции, Ирландии, Испании, Италии, Португалии, что, в свою очередь, привело к серьезным социальным последствиям. Кстати, журналисты по начальным буквам названий этих пяти стран создали аббревиатуру PIIGS – свиньи, которую по их мнению они подложили ЕС. Кризис наблюдался вначале в европейских, а потом и в афро-азиатских арабских странах в течении всего 2011 года. И тут оценка Роберта Зеллика вполне корреспондирует с гениальным открытием более чем столетней давности выдающегося украинского ученого Михаила Туган-Барановского, который впервые в мире создал системную теорию социально-экономических кризисов. Название его пионерской работы 1894 г. «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и ближайшие влияния на народную жизнь» [20] говорит об акцентировании его оценки влияния экономического кризиса на народную, т. е социальную  жизнь. Возможно, не случайно, что именно в Украине, продолжая дело Туган-Барановского в наше время, Василий Моргун и создал системную теорию глобальных кризисов и катастроф, определив периодичность их наступления.

Среди других работ Туган-Барановского следует назвать его докторскую диссертацию “Русская фабрика в минувшем и в настоящем. Историко-экономическое исследование”, которая была им успешно защищена в 1898 г. и в том же году вышла отдельной книгой под аналогичным названием с рубрикацией “Т. 1. Историческое развитие русской фабрики в ХІХ столетии” [21]. К большому сожалению, второй том интересной книги так и не вышел. В этой книге он сделал вывод, что Россия приближается к промышленному кризису, и он здесь действительно произошел в острой форме в конце 1899 года. В 1901 г. вышел немецкий перевод его “Промышленных кризисов...”, в котором он высказал мысль, что Германия стоит на пороге промышленного кризиса, и он там наступил, что обратило на себя серьезное внимание немецкого правительства. Также им был предвиден экономический кризис в США 1906 года. А в 1913 г. в ежегоднике газеты “Речь” Туган-Барановский сделал прогноз, что наблюдаемый в мировом капитализме промышленный подъем должен закончиться кризисом, ожидая его наступление в 1914-1915 гг. При этом он предупреждал: “Возможно, и более раннее, и более позднее наступление кризиса; крупная война может его значительно ускорить, незначительная война или урожаи могут замедлить темп промышленного подъема и, таким образом, отодвинуть время наступления кризиса” [22]. 

Таким образом, Михаил Туган-Барановский пришел к выводу, что социальные последствия экономических кризисов приводят к системному кризису, который может перерасти в войну или революцию. Ему удалось довольно точно спрогнозировать несколько социально-экономических кризисов в разных странах в конце ХІХ - начале ХХ столетий, а также мировой кризис, связанный с началом первой мировой войны, определив, что общеэкономический кризис начинается именно с финансового и приводит, в конце концов, к серьезным социальным последствиям, которые могут перейти в социально-политическую плоскость, как это случилось в России, где в конце первой мировой войны, в 1917 году произошло в течение немногим более полугода сразу две революции – февральская и октябрьская.

Следовательно, в пионерской работе Туган-Барановского уже в самом ее названии «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и ближайшие влияния на народную жизнь» содержится социальная составляющая, а сам он впервые обратил науку политической экономии к социальной экономии, то есть непосредственно к социуму в целом и к каждому человеку в отдельности. 

На рубеже ХХ-ХХI столетий выдающийся ученый-циклист нашей современности – академик РАЕН Юрий Яковец – президент Международного института Питирима Сорокина – Николая Кондратьева, по сути, возродил циклическую парадигму. Он живет в Москве, но его детство и юность прошли в Украине, на Винничине, откуда родом и Василий Моргун. Именно Юрий Яковец [23] за 20 лет, прошедших после развала СССР, раскрутил в мировой науке бренд «русского космизма», в котором велика и украинская составляющая. Как указывалось выше, Михаил Туган-Барановский, по сути, первым в мире создал теорию социально-экономических кризисов. Его ученик Николай Кондратьев, рассматривая их как закономерную фазу цикла, в начале 20-х годов ХХ века открыл так называемые «длинные волны» изменений мировой конъюнктуры [24]. Они позволили ему предвидеть не только Великую депрессию мирового хозяйства 30-х годов, но и сегодняшнюю Великую рецессию. В свою очередь, уже в 1937-1941 гг. Питирим Сорокин открыл социальные и социокультурные циклы [25], дополнив результаты исследований своего друга Кондратьева, уничтоженного в сталинских застенках в 1938 г.

Глобальная экономика представляет собою исторически новую реальность, которая отличается от традиционной мировой экономики. Один из ее исследователей – известный французско-американский социолог испанского происхождения Мануэль Кастельс еще десять лет тому назад писал: “Согласно Фернану Броделю и Иммануэлю Валлерстайну, под мировой экономикой понимается такая система, где процесс накопления капитала происходит по всему миру, и она существует на Западе по крайней мере с ХVI в. Глобальная экономика представляет собой нечто другое: это экономика, способная работать как единая система в режиме реального времени в масштабе всей планеты” [26]. Процесс глобализации мировой экономики идет крайне неравномерно. Это касается как сфер деятельности и макрорегионов, объединенных по группам стран и цивилизациям, так и процессов смены их лидеров. Для многих в начале ХХI в. стало неожиданным, что мировой центр глобализации стал смещаться на Восток. Но Питирим Сорокин еще в начале 60-х годов ХХ века на Международных конгрессах по социологии прочитал несколько пионерских по научным идеям докладов, объединенных впоследствии в книге “Главные тенденции нашего времени”. В начале одной из последних своих работ “Диагноз и прогноз отношений между Востоком и Западом” он писал: “Классификация человеческой популяции, культурных систем, стран и народов на восточные и западные во многом искусственна и фиктивна… Современные средства коммуникации и транспорта день за днем сближают Запад и Восток, и процесс этот будет продолжаться до тех пор, пока эти сегменты человечества не станут также взаимозависимы один от другого, как большинство народов и образов жизни Запада или Востока.

Тогда же, указывая на “главные тенденции нашего времени”, Сорокин отметил три наиболее важные из них, поставив на первое место “перемещение творческого лидерства  человечества из Европы и Европейского Запада, где оно было сосредоточено в течение пяти столетий, в более обширный район Тихого океана и Атлантики”. Как известно, такими творческими лидерами человеческой цивилизации, прежде всего характеризующимися показателями ускоренной экономической динамики, обусловленными определенными инновационными прорывами, в конце ХХ столетия стали страны Юго-Восточной Азии – так называемые “aзиатские тигры” во главе с могучими Китаем и Японией, а в начале ХХI века к ним присоединилась и Индия.

Таким образом, прогнозы Сорокина последних лет жизни, изложенные в книге «Главные тенденции нашего времени», оказались сегодня просто пророческими [27], поскольку еще в начале 60-х годов ХХ века, т.е. полвека тому назад он прогнозировал, что центр мировой цивилизации сместится на Восток, где Китай и Индия, население которых равно чуть ли не половине планетарного, в условиях экономического кризиса в большинстве стран мира сегодня показывают высокие и стабильные темпы экономического роста.

Сорокинтакже  первый в мире выдвинул идею конвергенции капиталистической и коммунистической систем “в своего рода интегральный тип … с объединенной системой интегральных культурных ценностей, социальных институтов и интегрального типа личности, существенно отличных от капиталистического и коммунистического образцов”. И в начале третьего тысячелетия мы можем констатировать, что его прогнозы во многом сбываются, поскольку государственная политика большинства развитых стран, направленная на борьбу с мировым терроризмом, опровергает известное высказывание английского писателя Редьярда Киплинга: “Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им не сойтись никогда”. В последнее время много внимания уделяется и вектору “Север-Юг”, но вместе с тем, в особенности после катастрофических событий 11 сентября 2001 г., просматривается и некоторое единство цивилизаций по обоим векторам перед планетарными угрозами. Это качественно высшая степень сотрудничества между отдельными странами, когда достигается значительная степень единства национальных воспроизводственных процессов, включая совокупность факторов, которые обуславливают и общность духовных интересов, реализуемую через диалог различных культур. При этом, в условиях сохранения суверенитета государств и существования между ними рыночных отношений, особую роль приобретает согласованное развитие сфер сотрудничества, включая и общие интересы в гуманитарной сфере - в религиозных вопросах и вообще ментальной родственности интересов разных народов. А между российским и украинским народами больше общего, чем различий. Ведь гениальный сын двух великих поэтов ХХ века русского - Николая Гумилева и украинки - Анны Горенко (Ахматовой – псевдоним ее взят у фамилии любимой бабушкитатарки), писавшей также на русском языке, Лев Гумилев [28] в своей теории этногенеза украинский и российский этносы относил к единому славянскому суперэтносу. Поэтому народам Украины и России такое сотрудничество необходимо как воздух, но именно построенное на принципах достижения консенсуса взаимных интересов, учитывающего интересы каждого партнера.

Согласно теории Сорокина, разработанной им еще перед второй мировой войной в четырехтомной “Cоциальной и культурной динамике”, в человеческой ойкумене существует социокультурные суперсистемы, в основе которых лежит мировоззрение, формирующееся на базе определенного способа познания. Сорокин, как и его украинский предтеча конца ХІХ века Николай Хлебников [29], выделял три типа суперсистем: 1) умозрительная или спиритуалистическая, основывающаяся на сверхчувственной реальности; 2) сенсуалистическая, признающая чувственность источником и мерой всех вещей; 3) идеалистическая, основанная на синтезе интуиции, разума и чувственности. Данные суперсистемы существуют идеально, но исторически объективируются в материальных средствах. По Сорокину и Хлебникову, исторический процесс представляет собой смену одних социокультурных суперсистем другими. В основе этого движения лежит замена доминирующего мировоззрения и обусловленных им способов восприятия действительности. Основные причины изменения находятся внутри суперсистем. При этом, переход от умозрительной к идеалистической  и от нее к чувственной суперсистеме носит хотя и кризисный, но относительно спокойный характер и только путь от чувственной к другим социокультурным суперсистемам приобретает форму самого затяжного и  мучительного кризиса. Именно таков, по оценке Сорокина, “кризис наших дней” - так он назвал сжатый вариант своего четырехтомника. Но выход из кризиса должны найти ученые, выработавшие антикризисную политику, познав механизмы протекания кризиса, и ответственные политики, обязанные разработать и реализовать стратегию его преодоления. Ибо при всей стихийности кризисных процессов они могут стать социально-управляемыми.

В начале тех же последних в его жизни 1960-х годов (умер он в 1968 г.) Питирим Сорокинв докладе “Взаимная конвергенция Соединенных Штатов и СССР в смешанный социокультурный тип” колебательную тенденцию изменений тоталитарных и демократических режимов в разных странах  определил как “социальный закон флуктуации тоталитаризма и свободы”. В этой работе Сорокин дал следующую дефиницию: “Коммунистическая система – просто разновидность <...> тоталитарной системы экономики. Эта система экономики появилась давно и не раз встречалась в истории человечества: при разных правительственных режимах и разных идеологиях в некоторые периоды Древнего Египта, особенно в Птолемеев период; в древней Спарте и Липаре; в Риме, особенно после 301 г. н.э.; в некоторые периоды Византийской Империи; в древнем Перу; в некоторые периоды в Китае, Индии и многих других странах –упомянем лишь несколько выдающихся случаев. Она инициировалась и вводилась всеми видами правительств и при всех видах “приукрашивающих”, “рационализирующих” и “освящающих” идеологий; египетскими фараонами, римскими и византийскими императорами, инками Перу, китайскими или европейскими самодержавными монархами, военными завоевателями; религиозными властями, такими как иезуиты в Америке, и многими монархистскими, республиканскими, демократическими, военными, социалистическими и коммунистическими правительствами. Не менее разнообразными были “идеологии”, которые оправдывали, поддерживали, рационализировали и приукрашивали эту тоталитарную систему экономики и управления; все виды идеологий – религиозная, моральная, политическая, утилитарная, “националистическая”, “экономическая”, “социологическая” и другие, начиная с традиционных египетских религиозных верований и культа фараона как Бога и кончая последними: коммунистической, социалистической, нацистской, фашистской, лейбористской, пентагоновской, государства всеобщего благоденствия и многими “диктаторскими” идеологиями – исполняли эту роль. Это означает, что коммунистическая система экономики и идеологии является только одной из многих разновидностей тоталитарных систем экономики, идеологии и политического режима. В разнообразных формах они доминировали в прошлом  и часто появлялись в последнее время” [30].

Еще в ІІ ст. до н.э. выдающиеся ученые Древнего Рима (Полибий в трехтомной “Общей истории” [31]) и Древнего Китая (Сыма Цянь в восьмитомных “Исторических записках” [32]) независимо друг от друга изложили законченную концепцию исторического кругооборота по трем стадиям, каждая из которых имеет две противоположные формы. В итоге, хотя сам по себе тоталитаризм не является “завоеванием” истории нового времени, но в его советском и, особенно, сталинском варианте он достиг границы античеловеческой дикости, которую удивительно удачно определил известный советский диссидент Валентин Турчин: “С точки зрения эволюционной теории тоталитаризм является извращением, дегенерацией, ибо более низкий уровень организации уродует и подавляет более высокий уровень. Тоталитарное общество теряет способность нормально развиваться и окостеневает. Это тупик, волчья яма на пути эволюции” [33].

В начале ХХI века руководитель Агентства МЧС России и СНГ по мониторингу и прогнозированию чрезвычайных ситуаций, директор Всероссийского НИИ ГОЧС (гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций), а по совместительству еще и руководитель Дирекции Европейского центра новых технологий управления рисками катастроф, Михаил Шахраманьян утверждал: «Количество природных и техногенных катаклизмов в разных уголках планеты в среднем возрастает на пять процентов в год». Их точкой отсчета стала произошедшая в 1986 г. знаковая масштабная Чернобыльская катастрофа. С 1986 года и к началу нового тысячелетия ежегодное количество природных катастроф в мире удвоилось и можно с полной ответственностью говорить, что мы вступили в эпоху катастроф, а при такой динамике наращивания, к 2015 г. их будет вдвое больше, чем в кризисном 2001 г., учитывая и ускорение этой динамики последних лет.

В последнее время в мире участились значительные стихийные бедствия с трагическими последствиями. Новое третье тысячелетие в январе 2001 г. для человечества планеты Земля началось со страшного землетрясения в Индии, которое унесло более 50 тысяч человеческих жизней. За пять месяцев до начала века как своего рода предвестник будущих катаклизмов, в августе 2000 г. состоялись три символических катастрофы в России: взрыв в cамом центре Москвы в подземном переходе возле станций метро “Пушкинская” и “Тверская”, гибель субмарины “Курск” в подводном царстве Баранцева моря и пожар в поднебесье телебашни в Останкино. Интересно, что накануне этих катастроф Владимир Путин погружался на сутки в под воду в лодке аналогичного типа и летал в поднебесье на реактивном самолете, ну а подземном царстве Сатаны говорить не приходится, тем более, что в момент указанного взрыва президентский кортеж двигался к Кремлю и просто объехал Тверскую, ведущую к нему. Иными словами, в одном августе месяце 2000 г., в подземном, подводном и поднебесном царствах разных природных стихий России произошли три катастрофы, в результате которых погибло в целом около 150 человек. Что ожидает Россию после выигранных Путиным президентских выборов 2012 г. неизвестно. Но почему-то вспоминается второе десятилетие ХХ в., закончившееся гражданской войной в России. А в его начале огромное влияние на семью последнего ее императора имел Григорий Распутин. Так и хочется сказать: «Рас(з)путин, два – Путин».

Через год от последней российской катастрофы 2000 г. мир ошеломила страшная катастрофа 11 сентября 2001 г. в США, когда вследствие террористических налетов исламских воздушных пиратов рухнули два небоскреба в центре Нью-Йорка, в результате чего погибло около 3 тысяч человек. Через 4 года и 4 месяца от этой катастрофы, накануне Нового 2005 года, когда католический мир праздновал рождество, а в Украине проходил последний, третий тур президентских выборов, 26 декабря 2004 г. в районе территориальных вод Индонезии в Индийском океане произошло мощное землетрясение силой около 9 баллов по шкале Рихтера, которое вызвало три страшных волны цунами. Высота последней превышала 30 метров и она унесла, по последним данным, 273 тысячи человеческих жизней в 13 странах этого макрорегиона,прежде всего, в Индонезии, Шри-Ланки, Индии, Таиланде, включая даже страны южноафриканского побережья. А убытки здесь измеряются десятками миллиардов долларов. Только единовременно ООН выделила на ликвидацию последствий этой катастрофы $3млрд, а мировое сообщество выделило гуманитарную помощь на общую сумму $13 млрд. По оценке ООН восстановительные работы займут здесь более 5 лет и обойдутся в сумму около $10 млрд. 

Летом того же 2005 года почти каждый день поступали сообщения о железнодорожных, морских или авиационных катастрофах, не говоря уже об автокатастрофах, последствия которых давно превзошли все разумные пределы и явно участились в разных географических регионах мира, включая и Украину. Масштабные наводнения в сезон дождей наблюдались в Китае. От стихии в стране пострадало в том году свыше 8 млн. человек. В начале лета водная стихия перекинулась в соседнюю Индию. Кроме того, по официальным сообщениям, в Индии высокая температура воздуха послужилапричиной гибели сотен людей, прежде всего стариков – в результате обезвоживания их организмов. Страшная жара (около 40 градусов по Цельсию) в 2005 г. наблюдалась и в Европе, особенно на юге Западной Европы, много пострадавших было в Италии. Согласно официальным данным, с начала года в Испании не утихали более трех тысяч пожаров, из-за засухи вдвое сократились запасы воды в водохранилищах, пересохли многочисленные мелкие реки. Страдала от засухи и соседняя Португалия, где пожары не утихали почти месяц. Выгорело 240 тыс. га земли, сожжены тысячи гектаров леса, в т.ч. некоторые ценные пробковые дубравы. А на юге Франции и Германии проливные дожди вызвали наводнения. Они были и в Центральной Европе - в Австрии, Венгрии, Швейцарии, Хорватии, Румынии. Вообще убытки от водно-пожарных бедствий в Европе 2005 г. оценивались экспертами в сумму около 2 млрд. евро.

Но пик стихийных бедствий того года, с убытками почти на два порядка выше, возник уже в другом полушарии нашей планеты. В конце августа 2005 г., несмотря на упреждающие действия властей с массовой эвакуацией из зоны стихийного бедствия полутора миллионного населения, очень пострадал Новый Орлеан в США. Прогнозировали, что количество погибших может достигнуть 10 тысяч человек, но благодаря вовремя проведенным предупредительным мероприятиям в действительности их было на порядок меньше. Тем не менее, общие материальные убытки от урагана "Катрина"превысили $100 млрд. Эта цифра более чем в полтора раза превзошларазмер ВВП Украины за 2005 год, пересчитанный по официальному курсу гривны к доллару США. Возможно, эти потери экономики США и стали первым импульсом для возникновения будущего мирового экономического кризиса. Начавшись с рынков недвижимости в 2006-2007 годах, он потом перекинулся в банковский сектор и приобрел системный характер в 2008-2009 гг. Таким образом, непомерные размеры экономических убытков свидетельствуют о том, что эколого-природные катастрофы могут очень усилить финансово-экономический кризис в любой стране, придавая ему системный характер, включая и социально-политическую составляющую. В США это связано и с перманентными войнами, которые периодически эта страна ведет в разных макрорегионах мира, привлекая к ним и другие страны. А в самих США после катастрофических событий урагана "Катрина" тогдашнего президента Джорджа Буша подвергали резкой критике за то, что деньги на укрепление дамб возле Нового Орлеану он распорядился использовать на расходы войн в Афганистане и Ираке.

Удивительно, но потрясающую по художественному воплощению хронологию катастроф и кризисных событий планеты Земля в первое пятилетие нового тысячелетия описала гениальная украинская поэтесса Лина Костенко в своих недавно изданных «Записках українського самашедшего» [34], закончив свое произведение событиями Оранжевой революции, в самом конце которой, в день выбора украинцами президентом Виктора Ющенко 26 декабря 2004 года в Индийском океане произошла одна из самых страшных катастроф по числу человеческих жертв (273 тысячи) за последние века существования планеты Земля. Довольно символичное совпадение!

И вот уже в начале текущего 2012 года специалисты подводят итоги потерь от природных катастроф минувшего года. Страховой сектор зафиксировал в 2011 году рекордные убытки, связанные со стихийными бедствиями, говорится в сообщении германской перестраховочной компании Munich Re. "Несколько разрушительных землетрясений и значительное число природных катастроф стоили страховщикам $105 млрд. в 2011 году, что  вдвое выше показателя 2010 года и превосходит рекордный показатель 2005 года, достигнувший $101 млрд.", - отмечается в пресс-релизе Munich Re. По оценкам другой перестраховочной компании - Swiss Re - потери страхового сектора из-за стихийных бедствий в 2011 году составили $103 млрд. Ущерб, причиненный глобальной экономике природными катастрофами, по прогнозам Munich Re, составил в прошедшем году $380 млрд., что также является рекордным показателем. Две трети этих потерь пришлось на долю февральского землетрясения в Новой Зеландии и мартовского - в Японии. Землетрясение в Японии и последовавшее за ним цунами может стоить страховщикам $40 млрд., землетрясение в Новой Зеландии - $13 млрд. Убытки страхового сектора от наводнений в Таиланде, по оценкам Munich Re, достигнут $10 млрд. Среди других серьезных стихийных бедствий - ураган "Айрин" в США, потери страховщиков от которого оцениваются в $7 млрд, а также серьезные штормы и торнадо, обрушившиеся на США в апреле прошлого года, - порядка $10 млрд. И эти огромные цифры убытков от природных катастроф в 2011 году сложились с не менее огромными цифрами убытков «арабской весны» и европейской рецессии. Все вместе они, по сути, и спровоцировали вторую волну глобального экономического кризиса, которую мы наблюдаем в мире в настоящее время.

А что касается отрицательной роли природных и техногенных катастроф в нашей жизни, то человечество обратило внимание на них еще в конце прошлого века, и последнее его десятилетие было объявлено ООН образцовым десятилетием стимулирования разработок методов их прогнозирования и предупреждения, а также борьбы с их негативными последствиями. Но 90-е годы оказались весьма буреломными не только для стран развалившегося СССР, но и для других макрорегионов мира (вспомним хотя бы страшную бойню в Югославии). Поэтому финансовых средств на эту борьбу стало крайне мало, а после региональных финансово-экономических кризисов 90-х годов в Мексике и Аргентине, странах Юго-Восточной Азии и СНГ уже в новом тысячелетии грянул глобальный экономический кризис.

Но в самом начале этого тысячелетия, как уже указывалось, в первый его год - 11 сентября 2001 г. состоялась страшная катастрофа в Нью-Йорке и Вашингтоне, в ответ на которую США в том же году начали войну в Афганистане, а в начале 2003 г. - в Ираке. Вообще, сегодня можно сделать вывод, что начало 2003 г. имело просто мистический характер. Хотя этот вывод был нами сделан еще 9 лет тому назад, и мы предупреждали об этом руководство СНБОУ, что Украине нецелесообразно принимать участие в будущих действиях стран НАТО в Ираке. Нужно вспомнить выступление в конце января 2003 года президента Джорджа Бушав Конгрессе США с речью по поводу изменений в налоговой политике страны, а, главное, о бюджетном финансировании будущей войны в Ираке с бурной ее поддержкой членами Конгресса. А потом состоялась трагическая гибель американского космического корабля “Колумбия”, причины которой до этого времени окончательно не выяснены, а некоторые совпадения носят просто мистический характер. Ведь предыдущая катастрофа американского космического челнока “Челенджера” состоялась в начале 1986 года, накануне Чернобыльской аварии, которая стала предвестником будущих природных и техногенных, социально-политических и социально-экономических катаклизмов вначале на постсоциалистическом и постсоветском пространствах, а в новом тысячелетии - во всем мире. И снова же впечатляющие совпадения: оба космических экипажа состояли из 7 членов с одинаковым половым составом космонавтов - 5 мужчин и 2 женщины, а израильский космонавт “Колумбии”, будучи военным летчиком израильских вооруженных сил, принимал участие в боевых налетах и бомбардировке Ирака в предыдущей войне “Буря в пустыне”, которая проходила во времена президентства Буша-старшего, в рамках 12-летнего исторического цикла, включая триадность 4-летних выборных политических циклов в США.

Учитывая, что одна из наиболее развитых  и продвинутых в мировой науке теорий цикличности истории в ХХ веке выдающегося английского ученого Арнольда Дж. Тойнби [35] утверждает, что каждая цивилизация перед принятием стратегических решений бросает вызов Богу и имеет от него знаковый ответ на этот вызов, то не было ли это трагическое событие именно тем негативным ответом из Космоса? Обратив внимание на этот факт, в своих записках, мы предупреждали СНБО Украины, что война в Ираке может принять затяжной характер и стать для США “вторым Вьетнамом”, а для Украины - “вторым Афганистаном”. К сожалению, к ним в то время не прислушались, но со временным лагом они, возможно и сработали. Ведь украинцы, правда, потеряв в Ираке 18 человеческих жизней своих военнослужащих, слава богу, вовремя унесли остуда свои ноги. Но гибли там и россияне, которые не принимали непосредственного участия в этой войне, но исполняя свой дипломатический долг, потеряли в Ираке своих граждан (убийство 5 российских дипломатов произошло в июне 2006 г.).

Энергия Солнца питает все - и тело, и душу, и природу, и социум. Но вместе с положительным его влиянием, без которого не было бы возможной жизнь на планете Земля, солнечная активность имеет и отрицательные последствия для био и социодинамики. Таким образом, никогда не потеряет актуальность тезис Чижевского: “Государственная власть должна знать состояние Солнца в любой момент и сравнивать с ним свои решения, поскольку свидетельства Солнца безошибочны и универсальны в пространстве и времени” [13].

Чем же обусловлен механизм изменений как солнечной активности, так и коррелируемой с ними пассионарности и активности социума? Возможный вариант ответа на этот вопрос дает теория выдающегося российского астронома Николая Козырева, из которой следует определенная интерпретация активных свойств времени «при изучении биологических полей явления:

1. Время представляет собой явление природы с разнообразными свойствами, которые могут быть изучены лабораторными опытами и астрономическими наблюдениями.

2. Время, кроме пассивного свойства “длительности”, измеряемого часами, обладает еще активными свойствами, благодаря которым время может воздействовать на ход событий.

3. Активные или физические свойства времени могут противодействовать обычному ходу процессов, ведущему к разрушению организованности и поэтому быть началом, противодействующим смерти систем. Поэтому свойства времени должны иметь особенное значение в биологических процессах.

4. Активные свойства времени - его течение и плотность - связывают весь Мир в единое целое и могут осуществлять воздействие друг на друга явлений, между которыми нет прямых материальных связей, что может объяснить факты взаимодействия биологических объектов, находящихся на большом удалении или изолированных друг от друга <...> Допустим, что некоторым приемом нам удалось изменить ход времени в заданной материальной системе. При этом нам, может быть, и удастся изменить напряжения в системе, а, следовательно, ее энергию. Но принципиально невозможно изменить общее количество движения системы, то есть получить импульс, равносильный внешнему воздействию. Значит, время может быть носителем энергии, но не импульса. Время является материальной реальностью, не имеющей импульса. Образно выражаясь, от времени нельзя оттолкнуться, и оно не может быть крыльями космического полета» [36].

Данные фрагменты текста российского астронома Николая Козырева освещают основные положения его теории активных свойств времени. Своеобразным дополнением этой теории является «основной закон времени» великого русского поэта и мыслителя Велимира Хлебникова [37] и недавние открытия украинских ученых Арнольда Кулинковича [38] и Василия Моргуна [15]. Теория Козырева объясняет, откуда берется энергия, воздействующая на различные виды биосферы, в том числе на социум, то есть указывает на причины  возникновения и выживания каких-либо социальных систем, их расцвета, упадка и гибели. «Основной закон времени» Хлебникова и, особенно, прогнозный инструментарий (матрица творения) Моргуна представляют собой модели для расчетов переломных моментов исторического времени, своего рода точек бифуркации, потенциально являющихся катастрофическими. В этих точках возникают процессы изменения плотности времени, являющиеся мгновенными генераторами энергии, в том числе пассионарной, которая дискретными порциями (квантами) поддерживает, усиливает или гасит, вплоть до остановки, разнообразные процессы развития биосферы, в т. ч. и социума. Это дает возможность предупреждать, а в перспективе и частично предотвращать катастрофические события или, как минимум, смягчать их негативные последствия за счет упреждающих, своего рода профилактических, воздействий на потенциально опасные объекты.

Постулирование связи времени и причинности не является открытием Н.А. Козырева. Еще три столетия назад Г.В. Лейбниц оценивал временной порядок событий как результат причинно-следственного порядка. Однако исследования современных философов – Г. Рейхенбаха, Дж. Уитроу, А.М. Мостепаненко [39] указали на возможность обратной связи: в основе причинно-следственного порядка лежит временной порядок, а не наоборот, как это впервые сформулировал Лейбниц. Теория Козырева вскрывает физический механизм именно такого представления о направленности времени, обуславливающей и направленность причинно-следственных связей, в том числе в развитии социальных систем.

По теории Туган-Барановского история социальных кризисов в Англии обнаруживает приливы и отливы экономической жизни, которые циклически повторяются. Цикл бывает долговременным или кратковременным в зависимости от конкретных экономических условий, складывающихся в каждый исторический период. Цикл не представляет собой явления, управляемого математическим законом, поскольку кризисы в Англии XIX в. повторялись с интервалом от 7 до 11 лет. Интересно, что верхняя граница этого цикла приближается как к 11-летнему циклу солнечной активности Швабе-Вольфа, так и к историческому циклу Хлебникова в 12 лет без 9 дней, хотя здесь разница близка к году.

Движение периодично в том смысле, что происходит смена последовательных фаз процветания и депрессии, возникновение и исчезновение которых имеют циклическую форму. По сути, промышленный цикл можно представить как закон, присущий самой природе капиталистической экономики. Как указывает Туган-Барановский, благодаря наличию денег и кредита, все колебания экономики получают гораздо больший размах. Но факторы денежного обращения только усиливают цикл, поскольку деньги не являются его основной причиной. Промышленный цикл глубоко коренится в самой природе капиталистической экономики. Неотъемлемые свойства современной экономики делают цикл неотвратимым явлением. Но это еще не объясняет, почему фазы процветания и депрессии с такой удивительной правильностью сменяют друг друга. Ответ на этот вопрос вытекает именно из истории промышленных циклов в Великобритании. Удивительно, что и через сто с лишним эти выводы по-прежнему актуальны.

По мнению Туган-Барановского, самой характерной особенностью промышленных колебаний является тот факт, что изменения цен на железо совпадают с фазами цикла. Цена железа неизменно высокая во времена процветания и неизменно низкая при депрессии. Цены других продуктов колеблются далеко не так закономерно. Это указывает на существование тесной связи между колебаниями спроса на железо и фазами цикла. Спрос на железо увеличивается в период процветания и сокращается в период депрессии. Но железо представляет собой главный материал, используемый в производстве орудий производства. По состоянию спроса на железо можно судить и о спросе на средства производства в целом. Значит, восходящая фаза цикла характеризуется увеличением спроса на средства производства, нисходящая фаза - сокращением этого спроса.

Интересно, что идею промышленных (деловых) циклов впервые сформулировал французский ученый Клемент Жюгляр, который в средине XIX века (1862 г.) сделал их расчеты [40]. В структуре циклической парадигмы коэволюционного развития нaиболее рeльефно вырaжaются именно промышленные (деловые) срeдние циклы. Они нaиболеe взaимодействуют как с мaлыми краткосрочными финансово-экономическими циклами, открытыми уже в начале 1920-х годов американскими экономистом российского происхождения Джоном Китчиным и исследователем финансовых циклов В. Крамом [41], так и с долгосрочными большими циклами конъюнктуры, тоже открытыми в начале 1920-х годов выдающимся российским ученым Николаем Кондратьевым [24]. Деловые (промышленные) срeдние циклы нaиболеe результативно влияют нa развитие экономических процессов и имeнно  поэтому их определяют как бaзисные.

Уже через столетие, в начале 1990-х годов известными российскими учеными-экономистами современности Леонидом Абалкиным, Сергеем Глазьевым, Владимиром Маевским, Станиславом Меньшиковым, Юрием Яковцом [42] было восстановлено школу российского циклизма, в которой есть и украинская составляющая, которая берет начало в экономических науках идет именно с работ Туган-Барановского (1865-1919). Большую часть своей жизни он преподавал политическую экономию в Санкт-Петербургском университете и вырастил достойного ученика Кондратьева (1892-1938). Последний изучив и обработав методами математической регрессии огромный эмпирический материал, отражающий социально-экономическое развитие Германии, Франции, Британии и США с конца XVIII до 20-х годов ХХ в., и сопоставив индексы товарных цен, курсы ценных бумаг, уровни зарплаты, показатели оборота внешней торговли и т.п., пришел к выводу о наличии в динамике социально-экономических процессов закономерных больших циклов конъюнктуры, каждый из которых «имеет две волны - повышательную и понижательную», но точнее будет говорить о повышательной и понижательной составляющих каждой волны или большого цикла конъюнктуры. Кондратьев определил примерные временные рамки каждого из циклов и описал закономерности обоих типов составляющих «длинных волн» (одновременно охарактеризовав средние и короткие волны экономической конъюнктуры, имеющих иные закономерности).

Причем совмещение разных кривых для разных стран создавало определенные временные лаги между различными показателями, т.е. их отклонения от средневзвешенной "длинной волны", что тоже было учтено им в итоговых выводах. В своем докладе "Большие циклы конъюнктуры", который был им подготовлен для публичной дискуссии 1926 г., Кондратьев писал:

"Считая пока невозможным определить совершенно точно годы перелома в развитии больших циклов и учитывая неточность определения моментов таких переломов (на 5-7 лет), проистекающую из самого метода анализа данных, можно, все же наметить следующие наиболее вероятные границы больших циклов:

I-ый большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна первого цикла - с конца 80-х - начала 90-х гг. XVIII в. до периода 1810 - 1817 гг.;

2. Понижательная волна первого цикла - с периода 1810 -1817 гг. до периода 1844 - 1851 гг.;

II-ой большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна второго цикла - с периода 1844 - 1851 гг. до периода 1870 -1875 гг.;

2. Понижательная волна второго цикла - с периода 1870 - 1875 гг. до периода 1890 - 1896 гг.;

III-ий большой цикл конъюнктуры

1. Повышательная волна третьего цикла - с периода 1891 - 1896 гг. до периода 1914 - 1920 гг.;

2. Вероятная понижательная волна третьего цикла - с периода 1914 - 1920 гг." [24, с. 197].

По сути, он сумел предсказать Великую депрессию 1929-1939 годов еще в 1922 г., т.е. за 7 лет до ее начала, опередив прогнозы выдающихся австрийских экономистов Л. Мизеса и Ф. Хайека, которые предупреждали о наступлении большого кризиса в течение 1925-1929 гг. [43].

Николай Кондратьев был одним из теоретиков НЭПа в СССР, выступал против форсированной индустриализации и отказа от рыночных механизмов. Еще в 1920-е годы его тексты стали хорошо известны в мире. В 1989 году, во время «перестройки», труды Кондратьева, наконец переизданы в СССР [9]. Исследованные им длительные циклы экономического развития (длиной 50-60 лет) - большие циклы конъюнктуры и называют «Кондратьевскими». В 1939 г. Йозеф Алоиз Шумпетер назвал их «длинными волнами» Кондратьева в своих «Деловых циклах» [44], позднее их стали называть сокращенно К-волнами. Он же выдвинул идею перенакопления капитала, связав это явление с техническим прогрессом. Он считал, что экономический рост является циклическим процессом, обусловленным скачкообразным характером инноваций (нововведений), а также разбил большие циклы конъюнктуры на иные две составляющие - инновационную и имитационную. Кроме того в 1939 г. он сделал гипотезу, что в одну Кондратьевские длинную волну вкладывается шесть среднесрочных циклов Жюгляра, а каждый из последних включает три краткосрочных цикла Китчина, т.е. речь шла по-сути о явлении фрактальности, открытом американским математиком Бенуа Мальдебротом [45].

В начале 90-х годов ХХ в. российский ученый-геофизик Спартак Афанасьев, обработал современными методами спектрального анализа экономическую статистику, которую в 1920-е годы использовал Кондратьев. Афанасьев доказал, что две «К-волны» длиной в среднем в 54 года каждая синхронизируют с геологически-космическим затемнено-перигелиевым циклом, который длится 108 лет, который соответствует Хлебниковскому 108-летнему историческому циклу - без 81 дня (две К-волны) [46]. Но еще в конце 1980-х годов американские ученые Джордж Модельски и Уильям Томсон выдвинули свою теорию циклов длиной в 100-120 лет (в основу которых, как и у Афанасьева, положены две кондратьевские К-волны), которые приближаются по длительности к Хлебниковскому 108-летнему историческому циклу и возникают вследствие изменения лидеров мировой политики [47]. Практически в это же время (1991 г.) гипотезу о существовании векового кондратьевского цикла, включающего в себя две соседние непохожие друг на друга К-волны начала и середины века, высказали в своих работах и российские ученые Михаил Корольков [48] и Сергей Глазьев [49]. Причем, последний ссылался на гипотезу известного ученого из Люксембурга А. Грублера, высказанную ему в частном разговоре. Нужно отдать должное уважению к авторскому праву советского ученого, которого могло воспитать к подобному поведению разве что молоко родной матери. Ведь в СССР было полное отсутствие защиты авторских прав ученых. По концепции М. Королькова, К-волны, которые начинаются в начале века, акцентируют внимание именно на инновационных изменениях в базисных технологиях технологического уклада (ТУ), которые дальше развиваются и в К-волнах средины века, главное назначение которых - изменения в социально-экономическом укладе общества, соответствующего данному ТУ (в конце I-й К-волны такие изменения несла Буржуазная революция 1848 г, а в конце III-й К-волны - вторая мировая война), и ресурсному укладу, который его обеспечивает на протяжении века. Поэтому и главным энергетическим ресурсом в течение всего XIX в. был уголь, а всего ХХ в. - уже нефть. Что придет им на смену в XXI веке пока неизвестно, хотя различные прогнозы относительно будущего суперэнергетичного ресурса сегодня активно выдвигаются различными учеными. Таким образом, становится довольно зримым, как результаты исследований Велимира Хлебникова помогают нам в создании циклической теории развития природы и общества.

6 лет тому назад мой доклад на указанной конференции 2006 г. начинался следующими словами:

«В 1974 г. Вяч. Вс. Иванов [50], описывая представления о категории времени в искусстве и культуре ХХ века, впервые обратил серьезное внимание на своеобразное понимание времени Велимиром Хлебниковым, которое в своей основе опиралось на последние научные достижения, в определенной мере даже опережая их. В 1983 г. В.П. Григорьев в монографии «Грамматика идиостиля. В. Хлебников» счел необходимым подвергнуть сомнению устоявшийся за 60 лет после смерти поэта отечественный взгляд на утопичность и лженаучность его исканий, высказанный, в частности, в 1977 г. В.И. Струниным. «Так, говоря о том, что Хлебников «стремился создать математизированную философию истории, в основе которой лежало представление о цикличности временного развития вселенной и человечества», В.И. Струнин, как кажется, по инерции стиля мышления, характерного для многих упоминающих о «Досках судьбы» (ДС), утверждает: «Нет необходимости доказывать утопичность устремлений Хлебникова». Но почему же? Разве кто-нибудь уже доказал общую неправомерность «представлений о цикличности»? И разве родственные по духу идеи А.Л. Чижевского, признанные теперь с таким запозданием, отвергались с порога не с той же убежденностью в отсутствии «необходимости доказывать»? [51].

Около двадцати лет тому назад с приведенного выше абзаца я начинал статью «Основной закон времени» Хлебникова в свете современных теорий  коэволюции природы и общества», критикуя далее точки зрения на «утопичность» его математической теории цикличности временного развития вселенной и человечества известных хлебниковедов Е.Р. Арензона и Р.В. Дуганова. В 2000 году указанная моя работа и статья Е.Р. Арензона «Задача измерения судеб…» К пониманию историософии Хлебникова» были опубликованы в сборнике статей и исследований (1911-1998) «Мир Велимира Хлебникова» [52], вышедшем благодаря многолетним усилиям широко известного в научном мире хлебниковеда А.Е. Парниса, под его общей редакцией. Е.Р. Арензон в статье сборника, по сути, пересматривает свои взгляды на так называемую «утопичность» историософии Хлебникова. Р.В. Дуганов не представлен в этом сборнике, возможно, из-за его смерти в 1998 г., но в том же 2000 г. его имя появляется в качестве редактора первого тома собрания сочинений Велимира Хлебникова в шести томах, которое было заявлено в тематических планах издательств еще в начале 90-х годов.

Следовательно, только через два года после смерти Р.В. Дуганова началась печать собрания сочинений Хлебникова, подготовленного им. И затем каждый год выходил очередной том этого собрания, составление, подготовку текста и примечания к которому вместе с Р.В. Дугановым осуществлял Е.Р. Арензон [53]. Данный творческий подвиг известных хлебниковедов вполне компенсировал их прошлые «ошибки», а Рудольфу Дуганову, как и его кумиру Велимиру Хлебникову, пусть земля будет пухом.

Таким образом, последний 2000 год второго тысячелетия Христианской эры стал своего рода прорывом творчества Хлебникова в новое, третье тысячелетие. Тем более что многие его и даже наши современники называли Хлебникова поэтом ХХІ века, а сам он нарек себя Будетлянином, то есть человеком будущего. Кстати, именно под названием «Будетлянин» в том же 2000 г. вышел фундаментальный труд патриарха хлебниковедения в России В.П. Григорьева [54]. Вне сомнения, синхронизация появления 1-го тома собрания сочинений поэта с выходом в свет в 2000 г. двух фундаментальных книг, посвященных анализу его творчества, является подтверждением этой явной закономерности временного прорыва творческих достижений Хлебникова - одного из самых гениальных и труднопонимаемых для «толп людей» поэтов, - в третье тысячелетие. Кроме этого, заключительным аккордом этого закономерного и очень значительного в русской культуре ХХ века события является выход в свет все в том же 2000 году главного, итогового труда Велимира Хлебникова - его «Досок Судьбы» (ДС) [55]. Правда, их публикатор В.В. Бабков на данной конференции признался, что реально они вышли в свет только в следующем 2001 г., то есть уже в новом тысячелетии. Именно в этой незавершенной и довольно загадочной работе поэта наиболее полно изложен последний вариант (с точностью до дней, которые заменили года в его формулах и расчетах в конце 1920 г.) уникального прогностического инструментария его «основного закона времени». На его основе и построено хлебниковское так называемое математическое понимание истории как закономерной циклической коэволюции природы и общества, в котором нарастающая динамика кризисов и катастроф нового тысячелетия, а, по сути, системного кризиса, который переживает планета и вместе с ней человечество, требует объяснения этого феномена. А главное, прогнозных оценок возможного развития негативных последствий кризиса в будущем с целью их предупреждения и упреждения, насколько это возможно со стороны человеческого разума. И именно «Доски судьбы» Велимира Хлебникова могут быть здесь подспорьем для аналитиков-прогнозистов.

Как отмечает автор современной реконструкции текста ДС в комментариях к нему В.В. Бабков: «Собрание Произведений (1928-1933) включает стихотворения и некоторые прозаические фрагменты из 7-и листов Досок и подготовительных материалов. В издание не вошли ни опубликованные листы Досок, ни книги Новое учение о войне (Пг., 1915) и Время мера мира (Пг., 1916), ни другие статьи и рукописи о строении времени, что отметил и составитель (V, 339). Тем не менее, важные материалы по теме содержатся в «Нашей основе», «Учителе и Ученике» и других вещах пятитомника…

Есть удобная перепечатка: V.V.Chlebnikov. Собрание сочинений, Hrsg. V.Markov. Slavische Propylaen, Bd. 37, Munchen, Wilhelm Fink Verlag, 1968-1972: т. 1 = СП, I и II; т.2 = СП, III и IV; т. 3 = СП, V и “Несобранные произведения”; т. 4 = НП. В раздел “Несобранные произведения” В.Ф. Марковвключил репринт трех напечатанных листов Досок Судьбы и некоторых близких по теме вещей» [55, 130-131]. В последнем же издании ДС Василий Бабков опубликовал и свое исследование «основного закона времени» Хлебникова - «Контексты Досок Судьбы», в котором, наряду с анализом текстов ДС, сделал и прогнозные расчеты [55, 159-287].     

Следует особо отметить, что еще в 1986 году Вяч. Вс. Иванов в статье «Хлебников и наука» дал фундаментальное обобщение хлебниковских интуитивных исканий и прогностических прозрений начала ХХ века и провел системный анализ их соотнесенности с уровнями достижений различных наук на исходе второго тысячелетия новой эры. В этой работе сделана оценка и точности его прогнозов. Впервые в ней обращено внимание на одно из сбывшихся его пророчеств, сущность которого предопределила характеристика ХХ столетия как «атомного века», синхронно отмеченного в год выхода этой статьи Чернобыльской катастрофой, ставшей его знаковой отметиной наряду с атомными бомбами, сброшенными на Хиросиму и Нагасаки еще в августе 1945 года.

Осенью 1982 г. Вяч.Вс. Ивановым в ЦГАЛИ (сейчас - РГАЛИ) была сделана выписка из неизданных и переданных после смерти Н.Л. Степанова и А.Е. Крученых рукописей Хлебникова. «Вот эта выписка из фрагмента, относящегося, скорее всего, к 1921 г.: “Атомная бомба – разорвана (взрыв в Солнце)”… Что же меня поразило особенно во фрагменте Хлебникова? Упоминание о “взрыве в Солнце”. Гипотеза о термоядерном источнике солнечной энергии, сколько я знаю, тогда еще никем из ученых не была высказана. У Хлебникова я же потом нашел, хотя и совсем в конспективных  записях (“смерть Солнца… родина нового, дрова для железа”), возможный намек на идею формирования таких элементов, как железо, благодаря процессам, совершающимся в звездах. Можно думать, что он подходил к современным представлениям об эволюции вещества во вселенной. И в его записях о геологической и палеонтологической хронологии Земли я потом обнаружил мысли, предвещающие науку последних десятилетий» [56].

Здесь следует отметить, что прогнозные оценки будущего открытия атомной энергии и термоядерного источника солнечной энергии таили в себе и опасность злонамеренного  использования человечеством этой энергии себе во вред, как это произошло в Хиросиме и Нагасаки, или неразумного и безответственного обращения с ней, как это случилось на Чернобыльской АЭС. Да и сегодня сохраняется потенциальная угроза ее применения людьми себе на погибель. Возможно, именно прогнозные разработки Римского клуба, прежде всего моделирование ядерной зимы выдающимся российским ученым – математиком и философом Н.Н. Моисеевым и ее возможных последствий, губительных для человечества, и было одним из важнейших факторов ее упреждения  и частичной приостановки гонки ядерных вооружений.              

Прежде, чем использовать «основной закон времени» Велимира Хлебникова, наиболее полно изложенный в ДС, приведем оценку поэтом законов, выведенных им :

«Я не выдумывал эти законы; я просто брал живые величины времени, стараясь раздеться донага от существующих учений, и смотрел, по какому закону эти величины переходят одна в другую, и строил уравнения, опираясь на опыт» (ДС, 1, 6)

Именно в ДС - итоговой книге исследователя «арифметики народов», призывавшего к созданию «алгебры народов», мы находим обобщение открытого им «основного закона времени», представленного в форме блестящих поэтических метафор. В Листе 3 «Азбука Неба» ДС он обратил внимание именно на временные закономерности в эволюции вселенной, которые также отражают степенные зависимости периодов обращения планет вокруг Солнца:

«Пастухи звезд берут с собой как свой руководящий посох возведение в степень.

Так как, если чистые законы вселенной существуют, то числа в них должны занять места показателей-степеней; только в этом положении каждое их движение самое ничтожное, давало сдвиг, от которого шаталось мироздание, и таким образом дело управления вселенной становилось легким и приятным занятием, почти игрой, а жезл вселенной – игрушкой.

Числу в этом положении присущи свойства божественной власти…

Как кажется, вселенная грубо сделана топором возведения в степень и если мы будем располагать живые числа в виде степеней наименьших трех чисел, мы увидим, что лучи власти окружают высоко стоящие числа, скрепы у потолка степени.

Отсюда сияние лучей власти. По мере спуска от потолка скрепы к ее полу, они утрачивают знаки власти и из «образов бога» делаются лучиной для самовара.

Но тайны игры степеней известны очень мало; это нетронутая земля.

Изучая снова, мы увидим высеченные кумиры древних божеств, как головы первых трех чисел в облаках тайны.

Мы увидим, что законы вселенной и законы счета совпадают» (ДС, 3, 40).

В последней фразе Хлебников говорит о гармонизации процесса эволюции Вселенной, которая осуществляется в соответствии с определенными математическими законами, сегодня далеко еще не познанными человечеством. Так только в середине ХХ века было замечено, что в результате развития Солнечной системы логарифмы афелийных (предельно максимальных) расстояний планет от Солнца находятся в линейной зависимости, соответствующей степенной относительно самих величин этих расстояний. Причем Солнце и планеты представляют собой колебательную систему, которая находится неограниченно долго в устойчивом состоянии, лишь если эти расстояния соответствуют ряду чисел Фибоначчи, находящихся между собой в «божественной» золотой пропорции (Ф = 1,618), известной еще цивилизациям Древних Вавилона, Египта и Греции. Таким образом, подтвердилась пространственная гармония небесных сфер, о которой писали еще Коперник, Галилей и Кеплер.

Однако Хлебников также указывал на временные изменения в Солнечной системе, динамика которых напоминает музыкальные гармоники:

«Кеплер писал, что он слушает музыку небесных сфер. Я тоже слушаю эту музыку, и это началось еще в 1905 году. Я ощущаю пение вселенной не только ушами, но и глазами, разумом и всем телом» [57].

Велимир Хлебников обладал поразительной интуицией в оценке будущего и видимо не случайно называл себя Будетлянином. Глубокое знание последних достижений науки позволяло ему давать довольно точные прогнозы будущих открытий. Как и процитированный выше текст, ряд таких предвидений зафиксировал в своих воспоминаниях А.Н. Андриевский. Так, весной 1921 г. он спросил поэта:

 «“Является ли такт пульсации нашего Солнца столь же огромным, как такт пульсации галактик и всего мироздания?” – “Нет, - ответил Хлебников. - Я так не думаю. По моему мнению, длительность этого такта может быть точно измерена при наличном на сегодняшний день оборудовании”. - Почему же тогда ни наши, ни зарубежные ученые его не открыли? - спросил я его. “Откроют”, - уверенно сказал Велимир.

Через пятьдесят девять лет после этого разговора, в 1979 г., почти одновременно наши и американские ученые открыли пульсацию Солнца. Нетрудно понять, как ошарашило меня это  сообщение» [57].

Конечно, с момента общения А.Н. Андриевского с Хлебниковым прошло более полувека и можно цитируемые воспоминания оценивать как определенные фантазии автора. Однако следует учитывать, что в его лице поэт видел человека, действительно воспринимавшего и понимавшего его и явно опередивший развитие мировой науки уровень хлебниковских проникновений в тайны мироздания. Об этом 10 декабря 1964 г. А.Н. Андриевский написал А.Е. Парнису следующее:

«Иногда беседы Хлебникова со мною длились до поздней ночи, но мы говорили о числах. Это объяснялось моей особой увлеченностью теорией чисел и проблемой дискретности в строении материи. Хлебников, который всю жизнь был погружен в мир целочисленных отношений, нашел во мне благодарного слушателя» [58]. После смерти поэта А.Н. Андриевский был, как сообщает публикатор,  редактором двух выпусков его «Досок Судьбы».

Обратимся к работе математика В. Белюстина «Как постепенно дошли люди до настоящей арифметики». Эта книга вышла из печати в Москве и Петрограде в 1923 г., т.е. вскоре после смерти поэта и в ней была дана следующая интерпретация первых 4-х чисел натурального ряда:

«Единица, по Пифагору, обозначала дух, из которого проистекает весь видимый мир. Из единицы происходит двойка, символ материального атома. Принимая в себя единицу, двойка или материальный атом, становится тройкой, или подвижной частицей. Это символ живого мира. Живой мир плюс единица, следовательно, четверка образует целое, т.е. видимое и невидимое. Так как 10 (пифагорейская четверица) = 1+2+3+4, то оно выражает собою «Все» [59].

Как раз «четверицу», положенную в основу десятичной системы счисления, поэт практически отрицал в этом качестве. Интересно, что в юбилейный 1985 год 100-летия со дня рождения Будетлянина, т.е. в самом начале «перестройки» в СССР, редакция журнала «Дружба народов», публикуя воспоминания А.Н. Андриевского, не решилась их полностью воспроизвести, в частности критику Велимиром Хлебниковым международной метрической системы CGS. Недавно от А.Е. Парниса я узнал, что непосредственно общаясь с А.Н. Андриевским он разузнал, что сохранились ненапечатанные фрагменты воспоминаний последнего, которые он собирается скоро полностью издать в открытой печати со своими комментариями. Но именно эти материалы, как никакие другие, сегодня проливают свет на «тайные» мировоззренческие пружины открытия  Хлебниковым «основного закона времени». Поэтому с разрешения А.Е. Парниса я также привожу их фрагмент:

«Современных физиков не интересуют поиски естественных единиц природы. Их вполне устраивает укоренившаяся в учебниках система CGS. Хлебников во время наших ночных бесед несколько раз возвращался к критике этой системы, которую он называл “уродливым гибридом метрической системы мер с мистическими волхованиями вавилонских жрецов”. “Что такое сантиметр? — сотая часть метра, т.е. единица второго разряда произвольной десятичной системы счисления. А что такое метр? — одна десятимиллионная часть четверти парижского меридиана. А что такое одна десятимиллионная часть? — Это опрокинутый в область меры седьмой разряд самой нерациональной десятичной системы счисления”. Удивительно! — прервал я Велимира. — Ещё во время учёбы на физико-математическом факультете я пришёл к тому же выводу, и затем положил в основу разрабатываемого мною дискретного исчисления формулу многократного удвоения компонентов натурального ряда чисел. Уже тогда я знал, что такие титаны мышления, как Ферма и Гаусс, также высказывались за примат двоичной системы счисления. Но они всё же не ощущали противоестественность десятичной системы счисления.

Как? как?! — взволнованно спрашивал Велимир. — Почему она противоестественна?” Потому что ни одно явление природы не развивается в соответствие с разрядами десятичной системы счисления. Одноклеточные организмы и клетки при их делении количественно растут в соответствие с разрядами двоичной системы счисления. Такое особо важное тело на нашей планете, как вода, кристаллизуется по гексагональной системе; многие кристаллы формируются и растут по типу гексагональной структуры, в том числе в 12-гранных вариантах, но мы не найдём ни одного кристалла с 10 или 20 гранями. При кристаллизации по кубической системе кристаллы имеют 6 граней ‹...›

Возвращаясь к началу беседы с Хлебниковым, я подбросил ещё один пример, который мог ему пригодиться. Я рассказал ему о малоизвестном случае, когда метрическая система мер дала явный сбой. Это случай имел место в эпоху французской революции, и относится к измерению углов. В те годы постановлением Конвента была декретирована центезимальная система измерения углов, установившая деление прямого угла на 100°. И хотя до сих пор этот декрет Конвента не отменён, он никогда ещё фактически не применялся. Причина заключается в том, что привычные нам со школьной скамьи весьма важные в геометрии и в тригонометрии 30° и 60° в случае применения на практике центезимальной системы выражались бы величинами 33,33° и 66,66°, что существенно осложняло бы логарифмирование таких величин.

Хлебников о таком случае в истории Франции не знал, и поблагодарил меня за это сообщение. Затем он вернулся к критике системы CGS.

Теперь обратимся к единице времени в этой системе. Откуда возникла такая величина как секунда? C незапамятных времён сознание первобытных людей разделяло время суток на дление тьмы и дление света. Люди заметили, что в разные времена года эти части не равны друг другу по-разному. Затем, вероятно, при помощи песочных или водяных часов было обнаружено существование двух суток в году, в которых дление света и дление тьмы были равны, то есть было открыто весеннее и осеннее равноденствие. В дальнейшем каждую из таких равных долей дления света и тьмы разделили на 12 частей. Почему? — только потому, что “12” было священным у вавилонских жрецов. В свою очередь, избранную таким образом единицу времени разделили ещё на 60, так как “60” считалось священным, и потому легло в основу знаменитой 60-ричной вавилонской системы счисления. Заметьте, что к этим мистическим мотивам восходит и деление окружности на 360°. Однако в данной области такое деление оказалось не только удобным, но и плодотворным потому, что случайно совпало с суммой четырёх углов по 90° каждый”.

‹...› Я убедился в том, что он воспринимает ритмическую перекличку между временем и пространством в противостоянии их внутри единого пространственно-временнoго комплекса. Время по отношению к пространству он уподоблял вывернутому наизнанку чулку:

Все реально существующие в пространстве тела имеют поверхность и объёмы. При любых единицах измерения поверхности каждого тела имеют вид а2, а каждый объём а3, где основания степени являются подвижными, жидкими и текучими, а показатели 2 и 3 — каменными и неподвижными. В ряде случаев перед формулами а2 и а3 может стоять тот или иной коэффициент k, но наличие его не меняет существа дела. В мире же соотношений между объёмами временные количественные характеристики по отношению к пространственным меняются местами друг с другом: каменные, неподвижные показатели степени мигрируют в их основания, а жидкие, текучие основания степеней перекочёвывают на места показателей степени. ‹...› При интервале между такими явлениями, равном 2 n натуральных единиц времени, объём события растёт, а при 3 n — событие превращается в противособытие (в обоих случаях n — целочисленное)”.

Основное затруднение, которое Велимир тогда испытывал, заключалось в том, что ему были известны только две натуральные единицы времени: сутки Земли и годичный период вращения Земли вокруг Солнца. Обе эти единицы были слишком велики для сопоставления друг с другом подавляющего большинства явлений природы. Оставалась только возможность применить их для геологических процессов и космических пертурбаций. В связи с этим затруднением Хлебников ставил перед собой задачу найти наименьшую, далее неделимую естественную ячейку времени. Он несколько раз объяснял мне безмерную важность нахождения такой элементарной, неделимой единицы времени. Это требование он записал несколько раз в своих дневниках и записках:

                      “Помимо закона тяготения

                       Найти общий строй времени

                       Яровчатых солнечных гусель,

                       Основную мелкую ячейку времени и всю сеть”.

В то время даже Хлебников ‹...› не знал, что ещё около 70 лет назад такую единицу, далее неделимую, для всех представителей фауны нашёл К.М. Бэр. ‹...› Все животные при восприятии любых процессов, которые совершаются со скоростью приблизительно равною 1/18 секyнды, не ощущают прерывности и реагируют на такие процессы, как на непрерывные.

1/18 секунды Бэр назвал биологическим моментом ‹...› Продолжая свои исследования, он обнаружил, что при воздействии некоторых лекарств и наркотиков биологический момент может быть несколько увеличен или уменьшен. Хлебников по этому поводу говорил:

Если бы удалось существенно уменьшить величину биологического момента, то мы могли бы непосредственно видеть рост растений. А если бы мы сумели увеличить биологический момент с 1/18 секунды до 12 часов, то в течение всего дня мы бы вместо круглого диска Солнца видели на небосводе сплошную светящуюся дугу, протянувшуюся с востока на запад” [57].

Поэт предчувствовал непонимание открытых им законов не только современниками, но и будущими поколениями. Есть немало примеров неприятия его исканий, которые многими воспринимались и воспринимаются как бредни сумасшедшего поэта. Однако и здесь были исключения. Дмитрий Петровский в своих воспоминаниях свидетельствует:

«Вячеслав Иванов любил и ценил Хлебникова, только жалел, что тот уходит от поэзии и увлекается своими “законами”, хотя самому ему идея Хлебникова – свести все явления к числу и ритму и найти общую формулу для величайших и мельчайших и, таким образом, возвысить мир до патетического – была близка» [60]. Таким образом, один из авторитетнейших поэтов и теоретиков культуры России того времени высоко оценивал Хлебникова как поэта и мыслителя.

В ДС и других произведениях и письмах Хлебникова 1921 – 1922 гг. многократно встречаются формулы и примеры расчетов по ним циклов различных исторических событий, в основном, уже произошедших в прошлом. Причем, иногда в спешке поэт забывал о високосных годах и делал погрешности в расчетах. Так в ДС приведена взаимосвязь между двумя историческими событиями кризисного и даже катастрофического плана, суть и характер которых активно обсуждались в последние годы. Речь идет о следующей хлебниковской фразе, интерпретируемой как расплата за антидемократическое решение царя:

«Самодержец Николай Романов был 16 VII 1918 расстрелян через 3 7 + 3 7дней после роспука думы 22 VII 1906 г.» (ДС, І, 8).

Проверка показала, что между указанными двумя датами существует расстояние в 12 лет без 6 дней, а 37+ 37равняются 12 годам без 9 дней, так как среди этих лет присутствовало 3 високосных года, факт наличия которых Хлебников в данном расчете упустил. Хотя в таблице, опубликованной в ДС, несколькими страницами ниже он приводит результаты расчетов по алгебраической формуле 37как с учетом, так и без учета високосных лет.

И все-таки приведенная зависимость имела место. В действительности царская семья была расстреляна ночью уже следующих суток, 17.VII.1918 года. Решение о роспуске Государственной думы Николай II вместе с премьер-минимтром России Петром Столыпиным принял за две недели, а процесс отставки лиц, противодействующих этому решению, был запущен за 2 дня до свершения самого акта прекращения деятельности Госдумы, о чем рассказал в своих мемуарах Павел Милюков [61]. Таким образом, решение о роспуске думы за 2 дня до его объявления, то есть 20. VII. 1906 г. было запущено в механизм реализации власти, и историческое событие стало неотвратимым. В связи с этим следует отметить, что именно такие поворотные события и выступают в качестве моментов начала ускорения или замедления исторических процессов, изменяющих плотность исторического времени.

Обращает на себя внимание спаренная формула (3 n + 3 n), которая при n = 7 приближается к 12 годам, n = 8 – к 36 годам (без 27 дней), n = 9 – к 108 годам (без 81 дня). Следует отметить, что в «основном законе времени» чаще встречается именно такая ее форма:  3 n + 3 n. Так Хлебников в письме от 14 марта 1922 г. к своему другу художнику Петру Митуричу, через три месяца проводившего его в последний путь, понятным языком формулирует свой закон, приводя два примера его исполнения:

«Мой основной закон времени: во времени происходит отрицательный сдвиг через 3 n  дней и положительный через 2 n дней; события, дух времени становится обратным через 3 n дней и усиливает свои числа через 2 n; между 22 декабря 1905, московским восстанием, и 13 марта 1917 прошло 2 12 дней; между завоеванием Сибири 1581 г. и отпором России 1905 25 февраля при Мукдене прошло 3 10  + 3 10 дней. Когда будущее становится благодаря этим выкладкам прозрачным, теряется чувство времени, кажется, что стоишь неподвижно на палубе предвидения будущего. Чувство времени исчезает, и оно походит на поле впереди и поле сзади, становится своего рода пространством» (V, 324).

Данный фрагмент текста Хлебникова можно интерпретировать как обнаруженную им закономерность, в которой через 2 n дней после начала определенного исторического процесса социум получает дискретные порции (кванты) энергии, усиливающие этот процесс, а через 3 n дней – ослабляющие его. Причем в качестве последнего примера поэт приводит снова спаренный вариант формулы (3 n + 3 n) дней, где n = 10, а протяженность периода составляет 324 года (без 243 дней), т.е. фактически 323 года и 112 дней. Поэт говорит здесь об открытом им «духе времени», который в разные исторические периоды развития общества может сильно отличаться, вплоть до «обратного», за счет «отрицательного сдвига» событий. При этом прошлое и будущее время им оценивается как физические поля, расположенные сзади и впереди по отношению к настоящему, аналогично физическим полям пространства.

Велимир Хлебников выражал свою мысль и без поэтических метафор, в очень концентрированном виде. Так в письме к известному театральному режиссеру Всеволоду Мейерхольду от 18 февраля 1921 г. он лаконичным научным языком дает очень высокую оценку своему открытию «основного закона времени», имеющего системный характер и охватывающего различные области знаний:

«Что касается меня, то я добился обещанного переворота в понимании времени, захватывающего область нескольких наук, и мне необходим мандат для напечатания моей книги» (V, 318).

Эта книга, вернее отрывок из ДС Лист 1, вышла год спустя, перед смертью поэта. В ней он не успел сказать человечеству все, что хотел и мог сказать, но посчитал важным подчеркнуть, что в ДС нет ничего вымышленного и сфантазированного им. Высказанные в этой работе идеи Хлебникова имеют прямую перекличку с возникшим из этих мыслей поэта рядом современных теорий развития природы и общества, авторы которых едва ли читали его. Так синхронно с созданием Будетляниным «Нового учения о войне» целая плеяда гениальных российских ученых работала в направлении открытия своих теорий циклического развития природы и общества, которые помогают нам сегодня в составлении системных прогнозов.

В научной среде существует определенный скепсис относительно возможности предвидения будущих исторических событий, поскольку это очень редко удавалось ученым с использованием традиционных подходов. Более того, довольно часто, если вспомнить, например, недавнее построение “светлого коммунистического будущего”, при реализации масштабных  целевых комплексных программ получали результат, кое-где диаметрально противоположный задуманному. В то же время в кризисные и катастрофические периоды популярными становятся другие подходы, которые не имеют научного обоснования. Накануне 17-летия Чернобыльской катастрофы по этому поводу выдающаяся украинская поэтесса Лина Костенко написала:

Человечество никогда не испытывало недостатка в апокалиптических визиях со ссылкой на Иоана Богослова, Нострадамуса или и даже на бабусю Вангу. В то же время сугубо научные предвидения как-то меньше привлекали внимание и, спроектированные куда-то в неопределенное будущее, так и оставались на маргиналиях сознания.

Вероятно, такое уж свойство человеческой психологии: эсхатологические пророчества воспринимаются глубже, чем сухой научный прогноз, не требуют никаких решений, а временами даже склоняют к гедонистическим расположениям духа или эскапизму.

Да и, собственно, от людей, от человечества мало что и зависит. Они делегируют полномочия своим правительствам и президентам, а там уже действуют такие механизмы политики, на которые человечество имеет разве что минимальное влияние. А в особенности если принять во внимание, кто стоит возле пультов мировой политики. Время великих фигур, похоже, миновало, все чаще и чаще приходят к власти выдвиженцы больших кланов, в практике которых отсутствует этика философии бытия. Глобализуется не только экономика или всеобщая обусловленность интересов, глобализуются конфликтыи предпосылки экологических, техногенных и моральных катастроф. А ни рычагов влияния, ни эффективных механизмов контроля у человечества нет. И то, что сегодня кажется всего лишь сюжетом для писателей-фантастов, завтра может стать зловещей реальностью”.

Эсхатологическая проблематика имеет своеобразность в разные периоды человеческой истории. Впрочем,  интерес к ней циклически повторяется в кризисные периоды социума. По этому поводу Лина Костенко, синхронизируясь с предвидениями Андрея Сахарова30-летней давности, к очередному Чернобыльскому «юбилею» написала:

В свое время академик Сахаров предупреждал, что существует целый ряд признаков, которые указывают на то, что со второй половины ХХ века человечество вступает в критический и особенно ответственный период своей истории. Под конец столетия эти признаки приобрели уже характер явлений необратимых. Не каждый слышит гул нарастающей катастрофы. Сахаров услышал. Но его не очень услышали. Собственно, не хотели услышать. А нынче, в начале ХХI века, есть уже основания говорить, что человечество стремительно и неуклонно вступает в период безответственный. Настолько, что при спонтанном совпадении непредусмотренных факторов оно может даже и не успеть подвести черту под своей историей.

Это уже не новые реалии, это новая реальность.

Она подступала долго и постепенно, а настала мгновенно и неожиданно — в сумме своих признаков, которые знаменуют ХХI век. Критическая масса нерешенных проблем, глобальные демографические дисбалансы, грозные нарушения экосистем, зависимость от вычахающиих энергоресурсов, неотступная угроза мирового конфликта — все это требует нового мышления, новой энергетики душ, новых политических подходов и консолидации всех интеллектуально способных сил” [62].

Именно новую энергетику душ, новые политические подходы и консолидацию всех интеллектуально способных сил Украины мы наблюдали в дни “оранжевой революции”, двигателем которой была мистическая энергия альтруистичной любви, о значительном повышении роли которой в будущем пророчески писал еще 50 лет тому назад выдающийся российско-американский социолог, создатель теории социальных и культурных циклов мировой динамики, Питирим Сорокин:

“Незабываемый урок катастрофы ХХ века убедительно показывает, что без увеличения «производства, накопления и распространения» энергии неэгоистической любви, никакие другие средства не смогут ни предотвратить будущие сасмоубийственные войны, ни установить гармоничное устройство человеческого универсума. Таинственные силы истории, кажется, предъявли человеку ультиматум: погибни от своих собственных рук или поднимись на более высокий моральный уровень посредством благодати творческой любви. Эта ситуация объясняет, почему сейчас начато серьезное изучение этой энергии и почему она, вероятно, станет наиболее важной областью исследований в будущем” [63].

Именно таким образом почти лосем лет тому тому назад к процессам самоорганизации человеческого сообщества, для многих неожиданно, блестяще подключилась Украина в форме “оранжевой революции”, в стихии которой поразительно проявил себя самоорганизующий фактор. Нужно было видеть, как последние деньги люди отдавали на благо народа, причем совершенно бескорыстно, а у кого их не было - несли на Майдан теплые вещи, одеяла, чтобы поддержать если не своих, то чужих детей, которые в одночасье стали “своими” и “родными”. Киевляне предоставляли свой кров совершенно бесплатно приезжим, практически пропали случаи воровства, и даже преступность в Городе (именно так называл любимый Киев Михаил Булгаков в «Белой гвардии») снизилась до невероятно низкого уровня. В бывшем “социалистическом лагере” первая попытка подобной самоорганизации общества произошла как раз за 36 лет (цикл Хлебникова!) до ноябрьских событий на Майдане в Киеве. В столице Чехословакии – Праге в августе 1968 г., после ввода советских войск и ареста чехословацких лидеров, проводивших в стране реформы, подпольный съезд КПЧ переизбирает Александра Дубчека первым секретарем и Национальное собрание Чехословакии объявляет противозаконным советское вторжение в Чехословакию, а руководители Югославии и Румынии, не говоря уже о главах западных государств, публикуют совместное заявление с осуждением этого вооруженного вторжения. Только в октябре, после поездок  чехословацких лидеров в Москву, состоялись переговоры об условиях вывода войска стран – участниц Варшавского договора. Именно тогда недавно ушедший от нас Вацлав Гавел возглавил Гражданский форум, который 21 год вел работу в направлении формирования в ЧССР гражданского общества. В результате победы “бархатной революции” 29 декабря 1989 г. он стал первым президентом Чехословакии, который, как известно, никогда не был коммунистом. Кстати, именно к его авторитету обращалась украинская оппозиция в дни “оранжевой революции”. Важно, что и “бархатная революция” в ЧССР, и «оранжевая революция» в Украине произошли без жертв, путем гражданского ненасильственного сопротивления народа утратившим доверие властям. Национальное собрание Чехословакии 27 октября 1968 г. приняло закон о федеративном устройстве ЧССР, вступивший в силу с 1 января 1969 года. Ровно через 24 года - в январе 1993 г. на удивление мирно ЧФ разделилась на два государства – Чешскую республику и Словакию. А через 36 лет без 27 дней  (3 8 + 3 8)  дней – по “основному закону времени” Хлебникова), 3 декабря 2004 г. Верховный суд Украины принял решающее правовое решение, узаконившее “оранжевую революцию” на Майдане в Киеве. Кстати, Вацлав Гавел после победы “оранжевой революции” приехал в Киев и был горячо принят ее участниками на Майдане. Ведь во время самого пика противостояния с властью, как указывалось, “революционеры” обращались как раз к его мировому авторитету.

Представляет интерес интерпретация сущности этой революции, начавшейся после второго тура выборов 21 ноября 2004 г., в день Михаила - чрезвычайно воинственного архистратига - небесного покровителя Киева, данная московским журналистом, доцентом Российской академии государственной службы Андреем Окарой в поразительной, в чем-то футуристической (Победа Солнца над Луной, оранжевого над бело-голубым) статье «Золотое сияние оранжевой революции или как архистратиг Михаил заступился за Украину»:

Революция — это и есть тот самый «философский камень», делающий возможным катарсис, чудесное преображение целого народа. Но почему Оранжевая? Нет, она замешана вовсе не на буддийской энергетике (хотя я сам долгое время обзывал украинских политиков «політичними буддистами»). Это победа Солнца над Луной, оранжевого над бело-голубым. Кстати, ведь в древнерусской иконописи до XVII века не было ни желтого, ни «желтогорячего» цветов — был золотой. Он символизировал рай, и именно золотом сияли лики святых.

По уже почти официальной версии, Майдан — это формирование гражданского общества и рождение новой украинской нации. Да, так и есть. Но, хочется верить, не только это…  

А вдруг Майдан — это рождение чего-то более масштабного, чем просто украинского гражданского общества? Вдруг это онтологическая революция, а не только политический переворот? Вдруг это солнечная мистерия огненного цвета, а не просто карнавал оранжевых шарфиков? Ведь в Древней Руси-Украине «оранжист» архистратиг Михаил считался небесным покровителем великокняжеской фамилии и даже всей новой человеческой общности — народа Божия.

Самое удивительное и неожиданное, что Оранжевая Революция обошлась без прозападных лозунгов. Правда и Справедливость — вот смысловой стержень событий, а вовсе не ЕС и НАТО. И даже не персонально Ющенко, хоть он и стал формальным поводом к началу революции…

Но внутренняя энергетика происходящего — иная. Оранжевая Революция — это шанс. И не просто шанс победы на выборах Виктора Ющенко, не просто шанс на проведение политических и социальных реформ. Оранжевая Революция — это шанс Третьего Пути: не тоскливого советско-постсоветского, но и не либерально-западного. Это шанс колоссального социального творчества, шанс на появление новых форм человеческой самоорганизации — как на Майдане, где полмиллиона народу, всем хорошо и ни единого милиционера. Не либерально-западническое «гражданское общество», а «органическая общность». Это вариант такого развития, когда украинское из сугубо локального превращается в универсальное и общечеловеческое” [64]. Кстати, такое «непротивление злу» и есть забытая Западной цивилизацией христианская мораль, а технология ненасильственных действий впервые в ХХ веке была использована Махатмой Ганди в Индии, т.е. на Юго-Востоке, а не на Северо-Западе планеты, в процессе успешного освобождения английской колонии от рабства.

Из приведенных примеров можно оценить, насколько продуктивным становится использование открытого Хлебниковым “основного закона времени” в прогнозных расчетах. Категории времени все большее внимание уделяют в исследованиях различных наук. Работы в этой области основательно систематизировал современный российский ученый А.П. Левич [65]. Сбывается пророческое высказывание выдающегося украинского ученого Владимира Вернадского: “Наука ХХ столетия находится в такой стадии, когда наступил момент изучения времени, также как изучается материя и энергия, заполняющие пространство” [66]. Даже наиболее популярная на рубеже ХХ-ХХІ веков междисциплинарная наука - синергетика уделила повышенное внимание проблеме необратимости времени. Свой ранний интерес к неравновесным системам, постоянно колеблющимся между многочисленными состояниями и никогда не возвращающимся к начальным условиям, отец современной синергетической парадигмы в науке Илья Пригожин сохранил до конца жизни, которая окончилась уже в новом тысячелетии – 28 мая 2003 года. Именно за работы по термодинамике необратимых процессов, особенно за теорию диссипативных (неравновесных) структур, И. Р. Пригожин был в 1977 году удостоен высшей награды в мировом научном сообществе - Нобелевской премии. Илья Пригожин - редкий пример ученого, пытавшегося построить мост над пропастью между точными (естественными) и гуманитарными науками. Он пытался создать "новую физику", которая смогла бы, по его словам, "разрешить конфликт, связанный с понятием времени, снять противоречие между инновационным временем раскрепощения человека и периодически повторяющимся временем стабильного материального мира, в котором любое изменение, любое новшество с необходимостью оказываются не более чем видимостью" [67].  Фокус научного творчества Пригожина - конструктивная роль нарушения симметрии между прошлым и будущим, так называемая стрела времени.

Выдающийся российский мыслитель Павел Флоренский намного раньше назвал это “законом эктропии”.В.Фелистинский в статье «Русский Леонардо да Винчи в концентрационном лагере», вышедшей в1942 г., через 5 лет после смерти философа в ГУЛАГе (из-за сталинской мифологии  автор статьи о смерти мыслителя не знал), пишет:

Флоренский был профессором Московской духовной академии,автором нашумевшей книги «Столп и утверждение истины» <…> одаренным астрономом, защищавшим геоцентрическую концепцию мира; замечательным математиком, автором «Мнимости в геометрии» и ряда монографий в области математики, авторитетом в области физики <...>Так квинтэссенцию его космофизических воззрений в словаре Гранат советского издания он выразил в авторизированном очерке: «Основным законом мира Ф[лоренский] считает второй принцип термодинамики – закон энтропии, всеобщего уравнивания, взятый расширительно, как закон Хаоса во всех областях мироздания. Миру противостоит Логос – начало  эктропии [1]. Культура есть сознательная борьба с мировым уравниванием: культура состоит в изоляции, как задержке уравнительного процесса вселенной, и в повышении разности потенциалов во всех областях, как условии жизни, в противоположность равенству - смерти. Всякая культура представляет целевую и крепко связанную систему средств к осуществлению и раскрытию  некоторой ценности, принимаемой за основную и безусловную, т.е. служит предметом веры”[68]. Кстати, Флоренский был Хлебниковым включен в Общество 317 Председателей Земного Шара, но при личной их встрече, как уже отмечалось в вышеупомянутой моей статье, соответствующее предложение со стороны поэта так и не поступило.

Данные мысли Флоренского о Культуре, служащей средством борьбы человечества с Мировым Хаосом, продлеваемым через “начало эктропии”, очень близки по смыслу к закону выдающегося украинского ученого Сергея Подолинского [69], выведенного им впервые еще в 1880 г. и объяснившего процесс, противодействующий рассеянию (диссипации) энергии Солнца на поверхности Земли с помощью целесообразной экономической деятельности людей, обеспечивающей их выживание на пути стрелы времени. Но понятен этот закон стал только через полвека благодаря другому выдающемуся украинскому ученому Владимиру Вернадскому в процессе создания им теории биосферы и ноосферы.

Одним из пионеров этого научного направления, пророчески предугадавшим будущее открытие времени как физической субстанции, являющейся генератором процессов жизни во вселенной, в том числе развития цивилизаций Земного Шара, был великий русский поэт Велимир Хлебников, который задолго до Вернадского назвал ноосферу чисто по-русски «мыслеземом», что подтвердил в своих исследованиях Дуганов. По проекту Хлебни кова, Общество 317 Председателей Земного Шара (число не случайное = 365-48, что следует из формулы “Z = (365 + 48 Y) X при X=1, а Y=-1”), самых умных людей планеты, должно было спасти Землю от грядущих природных и социальных катаклизмов. Этот проект был предложен Хлебниковым почти столетие тому назад и, возможно, после двух мировых войн, в эпоху кризисов и катастроф, отмеченных расцветом терроризма начала ХХІ века человечество обратит на него внимание после терактов в Нью-Йорке, Москве, Мадриде и Лондоне. Остается надеяться, что человечество, наконец, услышит голос Будетлянина, по сути, еще накануне первой мировой войны призывавший его к поиску взаимопонимания и предлагавшего через активизацию контактов лучших его представителей вместе искать пути нахождения консенсуса интересов разных цивилизаций и народов. Но для того, чтобы предлагать человечеству идеи такого гения как Велимир Хлебников, исследователи его творчества должны найти такое взаимопонимание хотя бы между собой.

К сожалению, на фоне сегодняшнего глобального экономического кризиса в Украине забыли об очень многих значительных для ее культуры юбилеях, в т.ч. и о 125-летии со дня рождения Велимира Хлебникова. Но 6-7 лет тому назад, после Померанчевой революции 2004 г., пик постреволюционных разборок которых припал уже на осень 2005 года, 120-летний юбилей Будетлянина в 2005 г. был замечен в Украине. На это событие откликнулся известный киевский культуролог Вадим Скуратовский небольшой статьей «Гражданин всей истории» в газете «Столичные новости», где написаны замечательные строки о «поэте времени - мере мира», которыми я посчитал уместным закончить работу словами земляка-киевлянина:

«Наше пребывание в пространстве мира — это, прежде всего, пребывание в его времени, во всей его космической и человеческой — исторической — сумме. Все мы к этому попривыкли. Скажем так, «освоились». С помощью, среди прочего, календаря, хронологии и других вполне цивилизованных, вполне привычных форм нашего обращения со временем.

Наше сугубо «домашнее» к нему отношение. Но представим себе сознание и поведение, ежеминутно и ежесекундно ощущающие всю неистовую тяжесть отведенного природе и человечеству времени! Ставшие каким-то его циферблатом.

Велимир Хлебников. Поэт Мировые Часы. Сознание, непрестанно отсчитывающее те часы, «время — меру мира». От первых всплесков творения до «творений» самого поэта. И далее, далее…» [70].

 

Литература

1. Артхашастра; Платон. Государство. // Книга Государя: Антология политической мысли. – СПб.: Амфора, 2004. – С. 18-72, 110-154.

2. Ясперс К. Истоки истории и ее цель. // Ясперс К. Смысл истории и ее назначение. – М.: Республика, 1991. – С. 27-286.

3. Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. – М.: Правда, 1989.

4. Хайек Ф. Дорога к рабству. – М.: Новое издательство, 2005; Гаєк Ф. Конституція свободи. – Львів: Літопис, 2002.

5. Мизес Л. Либерализм в классической традиции. – М.: Социум-Экономика, 2001.

6. Кузьменко В.П. Взаимопомощь народов Украины и России в преодолении глобальных катастроф и перспектива реверсивных циклов «сжатия» - «расслабления» социально-политических систем стран СНГ на постсоветском пространстве // Материалы  международной конференции «Украина и Россия в политическом пространстве единой Европы» (Киев, 22 октября 2007 г.) – К.: НИПМБ СНБОУ, 2007. – С. 143-156.

7. Кропоткин П.А.Взаимная помощь как фактор эволюции (на английском языке) - L.-N.Y., 1902;2-еизд.:СПб., 1904; 3-еизд.:Харьков, 1919; Кропоткин П.А. Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса. – Пг.-М., 1919; 2-еизд.:Кропоткин П.А. Анархия: Сборник. – М.: Айрис-Пресс, 2002. – С. 46-114.

8. Дарвин Ч. О происхождении видов путем естественного отбора или сохранении благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь http://charles-darwin.narod.ru/origin-content.html

9. Гуцал А.Ф., Кузьменко В.П. Космопланетарні ідеї у творчості мислителів України та Росії // Українсько-російські відносини: гуманітарний вимір. Наук. збірник. – К.: НІУРВ, 1998. – С. 131-146.

10. Бондаренко В.Михаил Горбачев – жизнь после жизни. // Зеркало недели. – 2004. - № 16(491). – 24-30 апреля. – С. 1, 13.

11. Сорокин П.А. Обзор циклических концепций социально-исторического процесса. // Социс. 1998. №12. – С. 5.

12. Кузьменко В.П. Майбутнє: версії прогнозу // Друг читача, 31 липня 1991 р.; Кузьменко В.П. О синхронизации “длинных волн” Н. Кондратьева с историометрическими циклами А. Чижевского и В. Хлебникова / Тезисы докладов на международной науч. конф., посв. 100-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева, Секция 1: Идеи Н.Д. Кондратьева и современные экономические и социологические теории. - М., 1992, С.67-68; Кузьменко В.П. Инновационная теория экономических циклов и прогнозирование общественного развития //Кузьменко В.П. Инвестиционная политика в регионе. – К., 1992, С.221-235.

13. Чижевский А.Л. Физические факторы исторического прогресса. Влияние космических факторов на поведение организованных человеческих масс и на течение всемирно-исторического процесса, начиная c V века до Р. Хр. И по сие время. Краткое изложение исследований и теории. – Калуга, 1924; 2-е сокр. изд. – Химия и жизнь, 1990. –  №  1. – С. 22 – 32; № 2. – С. 82 –  90; № 3. – С. 22 – 33; Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. – М.: Прогресс, 1995. – 768 с.

14. Чмихов М.О. Давня культура: Навч. посібник. – К.: Либідь, 1994. – 288 с.; Чмихов М.О. Вісім тисячоліть археологічної космології в Україні // Космос Древньої України. Трипілля-Троянь : Мітологія. Філософія. Етногенез. – К.: Індо-Європа, 1992. – с. 66-100; Чмихов М.О. Від яйця-райця до ідеї Спасителя. – К.: Либідь, 2001. – 430 с. 

15. Моргун В.А. Квантификация всемирной истории // Історичні і політологічні дослідження: Наук. журнал Донецького національного університету МОН України – 2004. – №3 (21). – с.  4-17.

16. Yokohama Strategy and Plan of Action for a Safer World. Guidelines for Natural Disaster Prevention. Preparadness and Mitigation. World Conference on Natural Disater Reduction. Yokohama. Japan. 23-27 May. 1994. Unated Nations. New York and Geneva. 1995.

17. Соловьев В.С.  Три разговора. – М.: Изд. Захаров, 2000. – 191 с. - С. 122.

18. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. - 1994. – № 3. – С. 30-49; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка. – М.: ООО «Изд-во АСТ», 2003. – 603 с.

19. Куроленко Н. Ближайшие 15 лет нас будет трясти, заливать и давить ... депрессиями. Интервью с замдиректора по научной работе Центра развития и реконструкции экономики при КМУ В. Кузьменко // Киевские Ведомости. – 1996. – 19 февраля.

20. Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и ближайшие влияния на народную жизнь / М. И. Туган-Барановский. — СПб., 1894.; Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы. Очерк из социальной истории Англии / М. И. Туган-Барановский. – 2-е совершенно переработанное издание. — СПб., 1900. — переиздание: Киев: Наукова думка, 2004. – 333 c.; Туган-Барановский М. И.Избранное. Периодические промышленные кризисы. История английских кризисов. Общая теория кризисов. / М. И. Туган-Барановский.  — 3-е совершеннопереработанное издание — СПб., 1914. — переиздания: Пг.-М., 1923; М.: РОССПЭН,1997. – 574 c.

21. Туган-Барановский М.И. Избранное. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое развитие русской фабрики в ХIХ веке. - СПб., 1898. – 2-е знач. доп. издание: СПб.,1900. - переиздания: СПб.,1900; М., 1922; Харьков, 1926; М.-Л., 1934; М., 1997.

22. Ежегодник газеты “Речь” на 1913 г. – СПб.,1913. – С. 89.

23. Яковец Ю. В. Предвидение будущего: парадигма цикличности.— М.: МФК, 1992; Яковец Ю. В. Социогенетика: содержание, закономерности, перспективы. М.: ИЭ РАН, 1992; Яковец Ю. В.Циклы. Кризисы. Прогнозы. — М.: Экономика, 1999; Яковец Ю.В. Прогнозирование циклов и кризисов. — М.: МФК, 2000; Яковец Ю.В. Наследие Н.Д. Кондратьева: взгляд из 21 века. — М.: МФК, 2001.

24. Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры. / Н. Д. Кондратьев // Вопросы конъюнктуры. —1925. —Выпуск 1. —Т. I. —с. 28-79.;  2-е изд.: Кондратьев Н. Д. Избранные сочинения. / Н. Д. Кондратьев – М.: Экономика, 1993. – с. 24 - 83; Большие циклы экономической конъюнктуры. Доклад в Институте экономики 6 февраля 1926 г. / Н. Д. Кондратьев // Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. — М.: Экономика, 1989. —с. 172-226.

25. Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. Vol. I-IV. N.Y., 1937-1941; Сорокин П. Социальная и культурная динамика: Исследования изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений. – СПб.: РХГИ, 2000. –1056 с.

26. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культура. - М.: ГУВШЭ, 2000. - 608 с. – С. 105.

27. Кузьменко В.П.Подтверждение долгосрочных цивилизационных прогнозов Николая Кондратьева и Питирима Сорокина в начале ХХІ века / В.П.Кузьменко // XVII Кондратьевские чтения «Долгосрочное прогнозирование: исторический опыт и критический анализ». Тезисы докладов и выступлений участников чтений. — М.: МФК, 2009. — с. 128-131; Кузьменко В.П. Підтвердження довгострокових прогнозів Миколи Кондратьєва й Питирима Сорокіна щодо розвитку людської цивілізації на початку ХХІ століття. // Стратегічна панорама - 2010. - № 1 – С. 165-180.

28.Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Географиздат, 1990; 2-е изд.: М.: ДИ-ДИК,1994$ 2-е изд.: М.: ДИ-ДИК, 1994.

29. Хлебников Н.И. Что такое цивилизация? – Киев, 1878; Хлебников Н.И. Исследования и характеристики.  – Киев, 1878; Соколов В.Э. Проблема цивилизации в социально-философской концепции Н.И. Хлебникова // Российская социология Историко-социологические очерки – М. РГГУ, 1997. – С. 109-126;

30. Сорокин П. А. Взаимная конвергенция Соединенных Штатов и СССР в смешанный социокультурный тип // Сорокин П. А. Главные тенденции нашего времени. – М.: Наука, 1997. – С. 122- 23.

31. Полибий. Всеобщая история. В 40 книгах, 3-х томах. – С.- Пб.: Ювента – Наука, 1994 - 1995.

32. Сыма Цянь.Исторические записки (Ши Цзи). В 9-ти т. – М.: Издательская фирма “Восточная литература” РАН, 1972 – 2011.

33. Турчин В.Ф. Тоталитаризм. Главы из книги “Инерция страха” // Погружение в трясину: Анатомия застоя. – М.: Прогресс, 1991. – С. 575 – 576.

34. Ліна Костенко. Записки українського самашедшого. – К.: Вид-во Івана Малковича «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА», 2011. – 416 с.

35. Тойнби А.Дж. Постижение истории. - М.: Прогресс, 1996. – 608 с.

36. Козырев Н. А. Избранные труды. - Л., 1991. - С. 384, 321.

37. Кузьменко В.П. «Основной закон времени» Хлебникова в свете современных теорий  коэволюции природы и общества» // Мир Велимира Хлебникова: Статьи. Исследования (1911-1998). / Под общ. ред. А.Е. Парниса – М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 723-755, 857-861; Велимір Хлебников. Доски Судьбы. Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы. – М.: Рубеж столетий, 2000. – 288 с.;  Кузьменко В.П. “Доски судьбы” Велимира Хлебникова как  инструментарий прогнозных оценок кризисов и катастроф в развитии общества // “Доски судьбы” Велимира Хлебникова: Тексты и контексты. Статьи и материалы. – М.: Три квадрата, 2008. – С. 140-176.

38. Кулинкович А.Е. Прогноз истории человечества в третьем тысячелетии н.э. Доклад лауреата медали имени Н.Д. Кондратьева // Тенденции и перспективы социокультурной динамики. Материалы к Международному научному симпозиуму, посвященного 110-й годовщине со дня рождения П.А. Сорокина. – М.: МФК, 1999. – С. 41-76; Кулинкович А.Е. П.А. Сорокин и Н.Д. Кондратьев. Новые парадигмы социокультурной и экономической динамики: «гелиотараксический» базис «длинных волн» Н.Д. Кондратьева // МатериалыМеждународного научного симпозиума, посвященного 110-летию со дня рождения Питирима Сорокина. «Питирим Сорокин и социальные тенденции нашего времени». – М. – СПб.: СПбГУП, 1999.

39. Рейхенбах Г. Направление времени. - М., 1962. – 396 с.; Уитроу Дж. Естественная философия времени. – М., 1964. – 431 с.; Мостепаненко А. М. Проблема универсальности основных свойств пространства и времени. – Л., 1969. – 385 с.

40. JuglarC. DescrisescommercialesetdeleurretourperiodigueenFrance < en Angleterre et aux Etats-Unis / ClementJuglar.– Paris, 1862.

41. Kitchin J. Cycles and Trends in Economic Factors / J. Kitchin // Review of Economic Statistics. —1923. —Preliminary. —Vol. V. —Jannuary. —P. 10-16; Crum W. Cycles of rate on Commercial Paper / W. Crum // Review of Economic Statistics. —1923. —Vol. V. —  Jannuary.

42. Абалкин Л.И. Вступительное слово / Л.И. Абалкин // Теория предвидения Н.Д. Кондратьева и будущее России.—М.: МФК, 1997. —С. 9-12; ГлазьевС. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития / С. Ю. Глазьев.— М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.; Маевский В.И. Кондратьевские циклы, экономическая эволюция и экономическая генетика / В.И. Маевский.—М.: ИЭ РАН, МФК, 1994. — 40 с.; Меньшиков С.М., Клименко Л.А. Длинные волны в экономике. / С.М. Меньшиков, Л.А. Клименко.—М.: Межд. отношения, 1989; Яковец Ю. В. Предвидение будущего: парадигма цикличности / Ю. В. Яковец.— М.: МФК, 1992; Яковец Ю. В.Циклы. Кризисы. Прогнозы / Ю.В. Яковец. — М.: Экономика, 1999; Яковец Ю.В. Прогнозирование циклов и кризисов / Ю.В. Яковец. — М.: МФК, 2000; Яковец Ю.В. Наследие Н.Д. Кондратьева: взгляд из 21 века / Ю.В. Яковец. — М.: МФК, 2001.

43. Скоузен М.Кто предсказал крах 1929 года? / М.Скоузен // Бум, крах и будущее: Анализ австрийской школы. — М.: ООО «Социум», 2002. —с. 172 – 215.

44.  Scumpeter J. Business Cycles: A Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Process / Joseph AloizScumpeter. — N.Y.-L., 1939.

45. Мандельброт Б.Фрактальная геометрия природы / Бенуа Мандельброт. — М.: ИКИ, 2002; Мандельброт Б.Фракталы, случай и финансы / Бенуа Мандельброт. — М.: Ижевск: НИЦ, 2004.

46. Афанасьев С. Л. Современные седиментационные наноциклы - 9; 30; 31,2; 87,6; 108,6; 451,8 лет и циклы Кондратьева генерируются Луной и Солнцем / С. Л. Афанасьев // Сб.: «Циклы природных процессов, опасных явлений и экологическое прогнозирование», вып.1 —М: МФК, 1991. — с. 148-154; Афанасьев С. Л. Геологические и экономические наноциклы / С. Л. Афанасьев // Тезисы докл. на межд. науч. конф., посвященной 100-летию со дня рождения Н.Д.Кондратьева, Секция 6: Природно-экологические циклы и прогнозирование. – М: МФК,1992. — с. 27-29.

47. Модельски Дж., Томпсон У. Волны Кондратьева, развитие мировой экономики и международная политика. / Вопросы экономики. — 1992. — № 10. — с. 49-57.

48. Корольков М. Дело Кондратьева  / М. Корольков // Знание-сила. – 1991 —№ 3. —с. 39.

49. Глазьев С.Ю. Экономическая теория технического развития / Сергей Глазьев— М.: Наука, 1990. — 232 с.; Длинные волны: НТП и социально-экономическое развитие / [С. Ю. Глазьев, Г. И. Микерин, П. Н. Тесля и др.]. —Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние., 1991 —224 с.; ГлазьевС. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. / Сергей Глазьев— М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.

50. Иванов Вяч. Вс. Категория времени в искусстве и культуре ХХ века. – Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. – Л., 1974. - С. 39-67.

51. Григорьев В. П. Грамматика идиостиля: В. Хлебников. – М.: Наука, 1983. - С. 46.

52. Мир Велимира Хлебникова: Статьи. Исследования (1911-1998). / Под общ. ред. А.Е. Парниса – М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 522-549, 723-755, 829-832, 857-861.

53. Хлебников В. Собр. Соч. в 6-ти томах / Под общ. ред. Р. В. Дуганова. Сост., подгот. текста и примеч. Е. Р. Арензона и Р. В. Дуганова. – М.: ИМЛИ РАН «Наследие», Т. 1. – 2000. – 544 с., Т. 2. – 2001. – 608 с., Т. 3. – 2002. – 504 с., Т. 4. – 2003. – 432 с., Т. 5. – 2004. – 464 с., Т. 6. Кн. 1. – 2006. – 448 с. 

54. Григорьев В.П. Будетлянин. М.: Языки русской культуры, 2000. – 816 с.

55. Велимiр Хлебников. Доски Судьбы. Василий Бабков. Контексты Досок Судьбы. – М.: Рубеж столетий, 2000. – 288 с.

56. Иванов Вяч. Вс. Хлебников и наука. // Пути в незнаемое: Писатели рассказывают о науке. Сб. 20. - М.: Сов. писатель, 1986. - С. 390.

57. Андриевский А. Н. Мои ночные беседы с Хлебниковым // Дружба народов, 1985, № 12. - С. 238-241.

58. “Пророческая душа”. В. Хлебников в воспоминаниях современников. Подготовка текстов и примечания А. Парниса // Литературное обозрение,  1985, №12. - С. 95.

59.  Беллюстин В. Как постепенно дошли люди до настоящей арифметики. – М.- Пг., 1923. – С. 49.

60. Петровский Дм. Повесть о Хлебникове. – М., 1926. - С. 10-11.

61. Милюков П. Н. Воспоминания. – М.: Современник, 1990. - С. 258, 264.

62. Костенко Л.Украина как жертва и фактор глобализации катастроф. // День. – 2003. - № 76. – 25 апреля. – С. 5.

63. Sorokin P.TheWaysandPowerofLove. – Boston: BeaconPress, 1954; Сорокин П. А. Мистическая энергия любви // Сорокин П. А. Главные тенденции нашего времени. – М.: Наука, 1997. – С. 243 - 321.

64. Окара А. Золотое сияние оранжевой революции или как архистратиг Михаил заступился за Украину // Зеркало недели, 2004, № 52. - С. 4.

65.Левич А. П. Научное постижение времени. // Вопросы философии, 1993, №4. - С. 115-124; Конструкции времени в естествознании на пути к пониманию феномена времени. Ч.1. Междисциплинарные исследования. - М.: Изд.-во МГУ, 1996, С. 6-27, 235-288.

66. Вернадский В.И.Проблемы биогеохимии. О коренном материально-энергетическом отличии живых и косных естественных тел биосферы. - М. - Л., 1939. - С. 31.

67. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. К решению парадокса времени. – М.: Едиториал УРСС, 2000 – 240 с.

68. Флоренский П.А. [Автореферат]. // Флоренский П.А., священник. Сочинения в 4 т. Т. 1. – М.: Мысль, 1994. - С. 39, 704.

69. Подолинский С.А. Труд человека и его отношение к распределению энергии. – М.: Ноосфера, 1991. С. 10.

70. Скуратовский В. Гражданин всей истории. Председателю Земного Шара – сто двадцать лет. // Столичные новости, 2005, № 43. С. 18.

  


н[1]Эктропия – здесь: изменение в сторону упорядочения, большей организованости, сложности, т.е. в сторону, противоположную энтропии, ведущей к хаотизации и деградации.

 

Автор: Кузьменко В.П.

Источник: ИЭЭ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить